5 фактов, о которых мы забываем, говоря о связи СМИ и ОРПП (перевод)

Перевод, вступление и комментарии: Полина

Оригинал здесь. Все ссылки в тексте авторские

Прежде чем приступить к непосредственному переводу, позволю себе пару комментариев. Тема связи СМИ и расстройств пищевого поведения, правда, очень важна. Но есть большое «Но». «НО», я бы даже сказала. Обсуждая эту проблему, размахивая журналами с изображениями худых моделей, отбиваясь от лезущей в уши пропаганды нездорово подтянутой фигуры и в ярости выдирая неугодные нам публикации с изображениями людей с торчащими ключицами, мы забываем об одном простом вопросе. А почему вообще нас это задевает? Почему мы обращаем внимание на фигуру модели, а не наряд, который она рекламирует? Где мы вообще вычитали призыв походить на моделей? И почему мы на него откликаемся? Что происходит до того, как нам в руки попадает первый журнал и оказывается триггером? (Кажется, это был не один вопрос). СМИ – это только следствие, и отнюдь не медиа наносят основной удар.

Ну а кроме того, не всегда СМИ вообще оказываются причастны к расстройствам пищевого поведения. Есть много других факторов, других содействующих обстоятельств и вообще много всего другого. В этой статье – только пять примеров, и их можно найти гораздо больше. Ну а поскольку статья оставляет широкое поле для обсуждения, я не обойдусь без дальнейших комментариев.

Говоря об ОРПП, невозможно не коснуться влияния СМИ. Мы повсеместно наблюдаем причинно-следственные связи между медиа и развитием расстройств пищевого поведения: например, недавняя статья Наоми Вульф или запрет европейских правительств  на работу моделей с недостаточным весом. Более того, в связанных с расстройствами пищевого поведения законопроектах, таких как Anna’s Law (фантастический пример законопроекта, который обеспечит миллионам людей больше возможностей по получению ухода), часто встречаются пункты, касающиеся изображения тел в СМИ.

Конечно, репрезентация человеческих тел в СМИ представляет собой проблему. Фотографии худых, отретушированных и подправленных в фотошопе людей могут повлиять на самовосприятие и ожидания от собственного тела у читателей/ зрителей. Для некоторых это становится триггером или основным фактором развития расстройств пищевого поведения. Такие образы также продвигают и поддерживают фэтфобию, фэтантогонизм, дискриминацию инвалидов, цис-сексизм, трансантогонизм, расизм и другие формы дискриминации. В борьбе за равенство СМИ являются важным институтом для анализа, деконструкции и изменений.

Однако расстройства пищевого поведения остаются одними из наименее понимаемых в мире, и чрезмерное внимание к СМИ может быть опасно. Те, на кого лично повлияло то или иное расстройство пищевого поведения, те, кто поддерживают близкого человека, и те, кто обладают знаниями в этой области, знают, что это сложное явление. Но для многих других эти причинно-следственные связи остаются центральным пунктом их знаний. И многие нарративы, факты и реальности расстройств пищевого поведения остаются незаметными.

Вот только пять примеров того, что упускается из виду, когда разговор о расстройствах пищевого поведения концентрируется на СМИ.

  1. Расстройства пищевого поведения – проблема психического спектра

Любой вид расстройств пищевого поведения – психическое заболевание, которое развивается в результате различных факторов, включая генетику, сопутствующие психологические расстройства, межличностные отношения и социальные факторы. (Больше о сопутствующих расстройствам пищевого поведения факторах можно прочитать здесь). Нельзя предложить универсальную схему развития расстройств пищевого поведения у того или иного человека. И хотя СМИ может быть содействующим фактором или триггером, это не обязательно единственное условие, и более того – вообще не обязательное условие.

Концентрируясь исключительно на СМИ, мы упрощаем расстройства пищевого поведения до проблемы с одним измерением. Что хуже, СМИ часто репродуцируют миф о том, что расстройства пищевого поведения – это выбор. Ведь если бы возникновение расстройств пищевого поведения было связано исключительно с нереалистичными изображениями, достаточно было бы просто избавиться от влияния СМИ. Или родители могли бы предотвратить развитие этих заболеваний у детей, регулируя их доступ к СМИ. Продолжая эту логику, можно было бы прийти к заключению, что люди могут преодолеть расстройство пищевого поведения, просто выбирая, какое количество еды им надо употреблять.

Забывается тот факт, что расстройства пищевого поведения – заболевания психического спектра со многими сопутствующими факторами, и на смену ему приходит представление, что изменением СМИ или доступа к ним, человек может преодолеть своё расстройство. Однако это не вопрос выбора тех или иных СМИ и нормального питания.

Комментарий: а можно я опять напомню о значимости обращения к специалисту? Вот правда, это всегда уместно. Или как минимум, стоит быть готовым обратиться к нему, если возникнет потребность. Так или иначе, возникновение ОРПП часто связано с травмой, и мы сами не всегда знаем с какой. Можно восстановиться, снова начать нормально жить, но травма останется подавленной. И если что-то спровоцирует её возвращение, будет здорово заручиться поддержкой человека, который профессионально поможет вам с ней справиться. И СМИ тогда будут не страшны, я надеюсь.

  1. Повседневное взаимодействие имеет огромное влияние

Обвиняя исключительно СМИ, люди отказываются от ответственности за свою повседневную активность и влияние, которое они могут оказывать на других. И в то же время многие из тех, кто пострадал от расстройств пищевого поведения, в прошлом сталкивались с травлей и другими негативными взаимодействиями или триггерами, положившими начало их заболевания. Для многих определённые темы или фразы продолжают быть потенциальными триггерами релапса.

Хотя в действительности не бывает так, что какой-то конкретный человек несёт ответственность за развитие расстройства, обсуждения в СМИ не отменяют необходимости нести ответственность за свои действия, которые могут закреплять фэтфобическую и полную предрассудков культуру. Например, можно сильно навредить комментариями о чьём-то весе или пищевых привычках, даже делая это с очевидно хорошими намерениями. Пристальное внимание к чьим-то пищевым привычкам также может стать триггером.

Вместе с критикой СМИ, люди должны оценить то, как они сами говорят или действуют в отношении образа тела. Такое самонаблюдение не только позволяет человеку стать лучше, но и способствует борьбе с фэтфобией, дискриминацией по внешности и другими формами угнетения.

  1. Нарративы травмы и расстройств пищевого поведения часто связаны

Травма уже давно признаётся содействующим фактором многих психических заболеваний, включая расстройств пищевого поведения (я уже писала об этом). Чаще всего говорят о травме сексуального насилия, но это не единственный вариант. Институциональная, историческаяколлективная и другие формы травмы реальны и могут  спровоцировать развитие расстройств пищевого поведения. Это доказано рядом исследований и обсуждений, в которых изучалось содействие развитию расстройств пищевого поведения структурного и исторического подавления определённых групп, таких как коренные народы или трансгендеры.

Чрезмерно концентрируясь на СМИ, мы забываем об этих историях травмы. И это приводит к тому, что пережившим травму людям с расстройствами пищевого поведения, которым особенно нужна специализированная поддержка, становится сложнее её получить. Диалог, в котором ключевую позицию занимает влияние СМИ, затрудняет возможность увидеть связи между травмой и расстройством пищевого поведения.

  1. Опыт трансгендеров уникален и заслуживает обсуждения

Как цис-гендерная женщина, я имею ограниченное понимание опыта людей с трансгендерной идентичностью, столкнувшихся с расстройствами пищевого поведения (я бы рекомендовала почитать Sam Dylan Finch, чтобы больше узнать про это). Однако у меня возникают сомнения относительно  связи между СМИ и расстройствами пищевого поведения в этом случае.

Если у людей развивается расстройство пищевого поведения из-за их стремления походить на образы, доносимые до них СМИ, что это позволяет предположить о представителях трансгендерной идентичности, особенно небинарных? Получается, что все исключительно идентифицируют и хотят позиционировать себя в рамках двоичной системы. Постоянно освещая связь между СМИ и расстройствами пищевого поведения без учёта других факторов, разве мы не поддерживаем цис-сексистский и трансфобический разговор, который усиливает гендерное разделение? Это дискриминация со стороны активистов в области расстройств пищевого поведения, которая требует более внимательного рассмотрения.

Комментарий: довольно своеобразный пункт, который сложен для (лично моего) понимания. Но похоже, это про ролевые модели. Девушки выбирают себе в качестве таковых моделей с подиумов, молодые люди – накачанных Гераклов. Всё хорошо, все счастливы. Правда, непонятно, а кто в таком случае ролевые модели представителей трансгендерной идентичности? Совсем маленьких девочек и мальчиков? Людей постарше? А что делать тем, у кого нет ролевых моделей? А тем, у кого их больше, чем одна? А тем, у кого это (о, ужас!) не модель с уже упомянутыми ключицами? Эти бьющиеся на краешке сознания вопросы легко отметаются бинарной концепцией влияния СМИ на развитие расстройств пищевого поведения, второе название которой – «мальчики налево, девочки направо». А если ещё добавить, что не каждый человек определяет себя в рамках бинарной оппозиции женщина-мужчина, то всё становится ещё «любопытственнее».  (Комментарий в комментарии: я не имею ничего против моделей, у меня просто юмор специфический).

  1. Опыт тех, кто столкнулся с не ограничительными расстройствами питания, также ценен

Обычно основной идеей, стоящей за связью расстройств пищевого поведения и СМИ, является то, что СМИ делает худое тело желанным через идеализацию стройных людей. Хотя игнорирование людей plus-size и полных индивидов в рамках СМИ является реальностью, этот нарратив также рождает стигму и в отношении индивидов с не ограничительными расстройствами питания.

В рамках медицинского сообщества психогенное переедание долгое время оставалось непризнанным. В DSM оно было внесено только в 2013 году. В обществе и в медицинском страховании, однако, оно остаётся непонятым и стигматизированным. Люди скорее связывают психогенное переедание с отсутствием силы воли, равно как и другими фэтфобическими и фэтантогонистическими объяснениями.

Основной тенденцией споров в СМИ является ориентированное на решение, фэтфобическое восприятие психогенного переедания (и других форм не ограничительных расстройств питания), и оно только укрепляется. Если принять, что расстройства пищевого поведения возникают в связи с желанием соответствовать образцу худобы, представленному в медиа, то психогенное переедание исчезает из нашего поля зрения или признаётся несуществующим.

Комментарий: Ну насчёт отсутствия plus-size моделей на страницах журналов, пожалуй, можно поспорить. И движение body positivity тоже развивается. Другое дело, что искажённое (теми же сами СМИ?), оно нередко лишь добавляет топлива в очаг стигматизации. Теперь уже худые люди стыдливо прикрывают свои (ладно, не буду писать про торчащие ключицы) стройные формы и стараются не слышать обращения «селёдка» в свой адрес. Или что ещё хуже – идея body positivity извращается до концепции фэтпропраганды (слово-то такое есть вообще?), а после этого разбивается в пух и прах. Очень здорово! Другими словами, фокус внимания на любой группе приводит к стигматизации другой. А ведь мы все просто очень разные и имеем право быть такими.

Комментарий А.С.: Если вы еще не прочитали перевод поста про психогенное переедание, рекомендую это сделать. Там высказывается мнение, что это заболевание в большинстве случаев также является ограничительным расстройством пищевого поведения, а именно – подвидом нервной булимии.

Отношения между СМИ и расстройствами пищевого поведения, конечно, ценны, но в рамках определённого контекста. Шаги некоторых защитников и организаций по поддержке людей с расстройствами пищевого поведения по созданию более инклюзивных и ответственных СМИ достойны похвалы. Но мы не должны позволять этому диалогу затенять другие случаи и содействующие развитию расстройств пищевого поведения факторы. Что еще важнее, мы не должны позволять ему задавать общую тенденцию восприятия расстройств пищевого поведения, особенно когда это стирает реальные нарративы людей, которые пострадали от этого заболевания.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку

5 фактов, о которых мы забываем, говоря о связи СМИ и ОРПП (перевод): 6 комментариев

  1. Главное понять от куда эта симптоматика,у меня с детства корни,потом можно разобрать все по полочкам, выход всегда там где вход,а журналы и модели это уже как следствие, как бы оправдание себя.Это мое личное мнение, может у кого то журнал послужил толчком. Спасибо большое за статью.

  2. Никак не могу понять, почему идет речь о крайностях ,анорексия либо полнота,почему не пропагандируют что то среднее?)

    • Виктория, передам спасибо Полине. Давайте по порядку.

      «потом можно разобрать все по полочкам, выход всегда там где вход,а журналы и модели это уже как следствие, как бы оправдание себя»
      Расстройства пищевого поведения — сложная и пока недостаточно хорошо изученная группа заболеваний. Их появление зависит от генетической предрасположенности, которая может как активироваться, например, из-за стресса и превратиться в анорексию/булимию/др. расстройства, так и остаться в спящем состоянии. По поводу выхода — полное излечение этих заболеваний невозможно, лучшим исходом является стабильная ремиссия. И уж, конечно, никто из людей с ОРПП не виноват в своем заболевании, поэтому вряд ли можно говорить об «оправдании».

      «Никак не могу понять, почему идет речь о крайностях ,анорексия либо полнота,почему не пропагандируют что то среднее?)»
      Лично я не считаю никакую пропаганду положительным явлением. Что касается «крайностей» (подозреваю, что речь идет о plus-size моделях), то это весьма большая группа людей, которая до этого совершенно не была представлена в медиа. Plus-size определяется весьма широко, где-то начиная с 48 российского размера — что, думаю, вполне себе представляет «что-то среднее».

      «Модели либо очень худые , либо куски жира висят.))Думаю тут тоже подвох какой то.)»
      Просьба — избегать таких негативных выражений на этом сайте, посвященном вопросам восстановления от ОРПП. Они здесь никому не помогают.

  3. Модели либо очень худые , либо куски жира висят.))Думаю тут тоже подвох какой то.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *