8 вещей, которые мне говорят, чтобы помочь справиться с ОРПП, и которые делают мне больно

Перевод и комментарии: Полина

Оригинал здесь. Все ссылки авторские (на английском)

Предупреждение (Алёна): как можно заметить, это сайт о феминизме и связанных с ним вопросах. Мы выбрали эту статью потому, что она показалась нам интересной и пересекающейся с нашим собственным опытом. Это не значит, что мы согласны со всеми остальными статьями сайта или его позицией в целом. Считаю нужным это добавить, потому что меня уже спрашивали про феминизм.

Эта статья вызывает во мне смешанные чувства – с одной стороны, она очень точна и полезна как тем, кто страдает от ОРПП, так и тем, кто хочет помочь. С другой стороны – мне очень хочется прокомментировать тот момент, что если вы хотите поддержать близкого вам человека с ОРПП – делайте это. Да, если до восстановления ещё далеко, вас вряд ли услышат. И да, возможно, вы скажете что-то, что станет провокацией или исказится. Но от этого не застрахован никто, сколько бы статей не было прочитано.  Но пусть вас это не останавливает. Скажу лично от себя: лучше постараться поддержать, пусть даже из пяти слов одно будет «не тем», чем промолчать вообще или после первой неудачной попытки отойти в сторону.

Многие очень хотят помочь своим друзьям, членам семьи и партнёрам с ОРПП, но очень часто их комментарии, сделанные с самыми лучшими намерениями, только ухудшают ситуацию.

Когда, будучи подростком,  я столкнулась с анорексией (и даже сейчас, когда моё ОРПП находится не в активном состоянии, у меня всё ещё проблемы с образом тела), люди говорили мне самые разные вещи, которые только усиливали мою ненависть к собственному телу и страх перед едой.

И они не представляли, что становились для меня триггером. Более того, они искренне верили, что помогают мне.

Если бы они знали, что то, что они собираются сказать, усилит мою ненависть к себе или расстройство питания, они бы притормозили. Но они не знали – потому что не испытывали всех стрессовых мыслей, которые приходят вместе с ОРПП.

Однако, пережив подобное, я могу сказать вам с уверенностью, как определённые слова могут повлиять, по крайней мере, на одного человека.

И хотя не каждый человек с ОРПП имеет те же симптомы, что и я, или реагирует так же, я пишу это с надеждой, что с людьми со сходным опытом будут общаться осторожнее.

1.«Хуже всего то, что ты такая умная девушка (умный парень)»

Однажды подруга из старшей школы прислала мне это сообщение по электронной почте – заглавными буквами.

Злость мало чем может помочь человеку, который захвачен психическим расстройством и уже и без того чувствует себя в изоляции. По сути, это стало для меня сообщением, что я больше не могу обращаться к ней за помощью или советом. Я оказалась ещё более одинока.

ОРПП или любое другое психическое расстройство не имеет ничего общего – ничего – с чьими-то интеллектуальными способностями.

Фактически, поскольку люди с анорексией нередко гонятся за достижениями, моё ОРПП и мой успех в школе или на работе не противоречат друг другу.

Подобное заявление не помогло мне в восстановлении. Всё, что, оно сделало – дало мне знать, что я не могу рассчитывать на вашу поддержку, потому что вы лишь разозлитесь, когда я начну рассказывать о своих страданиях.

2. «Ух ты, ты так похудел(а)! Тебе очень идёт!» 

Не все ОРПП приводят к потере веса, но моё привело. И осознание того, что по крайней мере для одного человека я стала выглядеть привлекательнее в результате моего расстройства, во многом затрудняло восстановление.

Хотя мне претят мантры наподобие «у настоящих женщин должны быть формы», которые поощряют женщин восстанавливаться от ОРПП с целью стать более привлекательными для мужчин, было страшно думать, что моё восстановление может ухудшить мой внешний вид.

Вот почему было таким триггером слышать, что я, возможно, выгляжу лучше, когда у меня недостаточный вес.

Люди, которые говорят подобное, обычно не знают, что у меня расстройство пищевого поведения. ОРПП довольно распространены, и вы не всегда можете сказать, есть ли это заболевание у того или иного человека, стоящего перед вами.

Так что если вы хотите сказать кому-то, что он хорошо выглядит, то лучше так и сказать,  а не привязывать это к его весу. Иначе это может укрепить его в вере, что его привлекательность зависит от диеты и другого нездорового поведения.

И тогда если его тело поменяется, он почувствует себя некрасивым.

Хочется добавить, что человек может чувствовать себя некрасивым и в минимальном весе, а также чувствовать себя некрасивым и без комментариев о том, как хорошо ему было похудевшим. Но это чувство не должно препятствовать восстановлению: мы нередко забываем, что в результате рекавери не всегда обретается любовь к телу. Главное – появится здоровье, физическое и психологическое.

3. «Что ты сегодня ел(а)?»

Мои друзья и родители постоянно говорили мне эту фразу, которая лишь заставляла меня лгать и чувствовать себя подавленной, что только увеличивало дистанцию между нами.

Попытка следить за чьим-то рационом никогда не нормальна. Даже если у этого человека расстройство пищевого поведения. Даже если вы думаете, что его пищевые привычки ввергают человека в опасность. Это не ваша работа.

Если у кого-то ОРПП в самом расцвете, никакие напоминания с вашей стороны не приведут к изменению его поведения.

Эти расстройства очень влиятельны. Как и многие жертвы ОРПП, я зашла слишком далеко, чтобы менять свои привычки только потому, что кто-то думал, что я должна это сделать. Я уже знала, что голодание для меня плохо. Но меня это не волновало.

Для многих людей лучшим шансом для восстановления становится помощь профессионала, которая в конце концов приведёт их к тому, что они изменятся по собственному желанию. Мне потребовалось два месяца пробыть в центре стационарной реабилитации, а кому-то могут потребоваться и годы.

Если вы знаете кого-то, кто восстанавливается и следует плану питания или любым другим рекомендациям, не ваша задача решать, правильно ли он это делает . Вы не можете знать, если только не прочитали их сами. А если и прочитали, то не вам говорить кому-то, как им следовать.

В планах лечения могут быть свои нюансы, и здоровое питание для разных людей выглядит по-разному.

Если кому-то сложно есть правильно, и он хочет помощи, он может сам обратиться к вам.

Если вы хотите, вы можете сказать человеку с ОРПП, что готовы его поддержать, если понадобится ваша помощь. Но не настаивайте, потому что этот человек, скорее всего, уже чувствует стыд и унижение из-за того, что находится в ситуации, когда другие чувствуют необходимость заботиться  о нём.

Позволю себе сказать, что многим было бы полезно научиться принимать заботу со стороны других – это проявление скорее силы, нежели слабости. И совершенно нет ничего плохого, если в уязвимой ситуации вас поддержат и вам помогут. Что же касается контроля плана питания – с одной стороны, это очень верно. С другой – можно подумать о способах, как помочь человеку более комфортно чувствовать себя в присутствии еды. Возможно, приглашать на кофе с пирожными, или вводить какой-то один приём пищи, который будете готовить вы, а не человек с ОРПП. Да, ему это будет неприятно, особенно поначалу – но рекавери вообще неприятная штука. Правда, не такая, как само расстройство:) Речь не идёт о том, чтобы всё время поступать против желаний человека – но можно помочь ему не оставаться всё время в комфортной для его ОРПП зоне.

4. «Будь внимательным/ой, ты же не хочешь, чтобы тебя унесло в другую крайность»

В короткий период, который я бы назвала «Восстановление от ОРПП, часть 1» (он длился летом перед началом старшей школы), случилось так, что я проснулась ночью от голода и отправилась на кухню, чтобы съесть миску овсянки.

«Ты что, ешь сейчас»? – Спросил с удивлением сонный отец, который зашел на кухню.

На следующий день я спросила его, что это значило. «Мне показалось, ты неправильно поступаешь, — ответил он. – Ты же не хочешь, чтобы тебя унесло в другую крайность. Сейчас у тебя всё хорошо. Пора перестать набирать и работать над тем, чтобы поддерживать вес».

И это ознаменовало начало моего релапса.

Пожалуйста, пожалуйста, не полагайте, что кого-то, кто пытается восстановиться от ОРПП, может «унести в другую крайность». Хотя люди с ОРПП, приводящему к набору веса, могут не слышать подобного (потому что для них «другая крайность» слишком часто рассматривается как нечто здоровое), этот совет может быть невероятно опасным для тех, кто пытается восстановиться от расстройства, приводящего к потере веса.

Они непоколебимо шли в направлении восстановления всё то время, что у них было ОРПП, и больше всего они стремятся просто остаться на своём месте и не отступить назад, как произошло со мной; или не удариться в другое расстройство с той же конечной целью потери веса, что тоже часто бывает.

Вы не можете сказать, что должен или не должен есть тот или иной человек, если только буквально не забрались в его мозг и живот. А это невозможно.

И что вам может показаться «другой крайностью», для них может быть процессом питания в соответствии с их сигналами голода.

Вы также не знаете, каким будет здоровый вес для того или иного человека, потому что ваш здоровый вес – это вес, при котором вы питаетесь интуитивно (т.е. у вас восстановились сигналы голода, вы им следуете, едите разнообразную пищу, интуитивно набираете нужную калорийность и т.п.).

В моём случае, я всё ещё была меньше моего здорового веса, так что комментарий отца о «поддержании» дал мне искажённое представление о том, сколько я должна весить, и вызвал тревогу при мыслях о наборе больше этого веса.

Когда вы говорите человеку с ОРПП, что ему нужно есть или тренироваться меньше или больше, или делать больше того, что входит в их ОРПП, вы усиливаете негативные комментарии, которые и без того присутствуют в их голове.

5. «Ты выглядишь ____»

Лучше вообще избегать любых описаний тела человека с ОРПП. Люди нередко по-разному интерпретируют подобные слова, и никогда не знаешь, что для кого-то может содержать негативную подоплёку.

Например, для меня одним из слов-триггеров было «здоровой». Я не единственная, кто вместо этого слышит «толстая» (что не должно быть оскорблением, но может прозвучать как таковое, когда ваши мысли искажены). <…> В моём представлении здоровое тело было большим телом.

И в этом нет ничего плохого – просто это совсем не то, что имели в виду люди, когда они описывали моё всё-ещё-меньшее-чем-среднее тело как здоровое.

Из-за того, что я полагала, что люди разделяли моё определение «здоровья»,  мой образ себя стало ещё более искажённым, хотя они говорили «здоровая», просто имея в виду, что я не умираю от истощения.

Одна подруга объяснила, что используя это слово, она просто говорила, что моё лицо выглядит более живым. Так что если вас огорошили словами о вашем здоровье в процессе восстановления от ОРПП, не забывайте, что это может быть совсем не связано с вашим весом или размером.

Также моему образу тела наносило серьёзный ущерб, когда мой партнёр называл моё тело «среднего размера», имея в виду совсем иное, чем это значило для меня.

И когда мама сказала, что я выгляжу «некрасиво», чтобы стимулировать меня набрать вес, это вообще не сработало. Я не пыталась быть привлекательной, а её слова лишь дистанцировали меня от неё.

Повторюсь, если вы думаете, что кто-то выглядит хорошо, просто скажите ему это. Ему не нужно знать детали. И естественно, если вы на самом деле не считаете, что кто-то выглядит хорошо, не стоит ничего говорить. Я не встретила ни одного человека в процессе восстановления от ОРПП, которого бы подбодрили слова «ты уродлив».

6. «Твои врачи выбрали для тебя прекрасный вес».

На семейных каникулах после восстановления от ОРПП часть 2 (которое включало пребывание в течение семи недель в реабилитационном центре) летом перед колледжем, отец повернулся ко мне (я была в купальнике) и сказал мне эти слова.

И нужно признать, меня это подбодрило. Я взвешивалась, не глядя на весы, потому что это служило триггером, я только знала, что мой вес выше, чем мне бы хотелось. Слова отца показали, что моё тело привлекательно по общим стандартам.

Но восстановление не должно быть про это.

А как же люди, которые не становятся худыми или не имеют форм в «нужных» местах после восстановления? Они заслужили своё восстановление так же, как и остальные.

Некоторые говорят, что сексуализация худых женщин приводит к ОРПП, но сексуализация форм приносит ровно столько же вреда. Это может привести к тому, что женщина почувствует себя добычей и будет ощущать себя в большей безопасности, если избавится от всех форм через с помощью потери веса или, наоборот, набора (когда они прикрыты жиром).

Многое из того, что говорили мне люди в процессе восстановления, было так или иначе связано с сексуальностью: «Мужчины любят женщин, у которых есть мясо на костях» и «Формы – это красиво».

Эта сексуализация восстановления от ОРПП упрощает его и заставляет забыть, что лежит в его основе. Цель – не выглядеть лучше, но вообще перестать концентрироваться на внешности; цель – чувствовать себя лучше, вне зависимости от того, что вы видите в зеркале.

Женщины с ОРПП не должны слышать, что они станут лучшими сексуальными объектами после восстановления. Их нужно воспринимать как нечто большее, чем просто объект.

7. «Сейчас ты выглядишь прекрасно, хотя не думаю, что раньше ты выглядел(а) плохо».

Вау. Давайте остановимся прямо здесь.

Во-первых, не стоит полагать, что есть что-то «не плохое» в чьём-то ОРПП.

Даже если люди выглядят точно также на пике болезни (поскольку ОРПП не всегда предполагает изменение веса), фраза о том, что они выглядят хорошо, заставляет предположить, что ОРПП было не столь большой проблемой.

Во-вторых, образ здоровья и красоты в СМИ совершенно не в порядке и может привести нас к вере в то, что человек выглядит хорошо, когда его вес гораздо ниже здорового (который, повторюсь, отличается от человека к человеку – я не пытаюсь унизить людей, у которых по показаниям таблиц ИМТ «недостаточный вес», но которые на самом деле здоровы).

Когда друг семьи сказал мне, что я не выглядела плохо во время ОРПП, я начала сомневаться в своём восстановлении и предполагать, что люди, которые считали необходимым для меня набор веса, ошибались.

Если я действительно была так больна, люди бы обязательно негативно реагировали на мою внешность, правда?

Нет, не совсем.

Наше общество восхваляет худые тела, и неважно, каким способом была достигнута эта худоба; так что если ваше тело восхваляют, когда у вас ОРПП, это лишь дополнительное подтверждение, что вы были не в самом своём здоровом состоянии.

8. «У меня плохая новость: думаю, тебе нужен размер побольше»

Люди, отпускающие подобные комментарии, обычно пытаются подладиться под мысли, которые, как они думают, присутствуют в вашей голове. Но в результате они могут как раз-таки привнести туда эти мысли.

Прежде чем моя мама сказала мне это в магазине, я и не думала, что потребность в большем размере джинсов – это «плохо».  Размеры изменчивы, и, конечно, для разной одежды мне может потребоваться разный размер.

Но фраза «плохая» новость звучала так зловеще и необратимо.

Это утверждение также содержало в себе тот факт, что больший размер будет проблемой (в моём случае этот размер всё ещё оставался меньше, чем средний). Что это говорит о людях со средним размером или полных людях?

Когда вы полагаете, что кто-то плохо относится к своему телу, вы подразумеваете, что у них есть причина для этого. А это не то, что следует говорить человеку, у которого проблемы с образом тела.

Вы можете сказать, что мои реакции на эти комментарии обострены, но факт в том, что они типичны.

ОРПП могут сделать людей чувствительными к заявлениям об их телах и пищевых привычках, и вы больше поможете, если будете помнить об этой чувствительности, а не строить суждения, которые делают вас самих бесчувственными.

Вам не потребуется слишком много усилий, чтобы осознать, как человек с другой ментальностью может воспринимать ваши слова. Но им ваши неверные суждения приносят много боли.

Вы можете думать – «Но, Сюзанна, что же нам тогда говорить?»

И здесь я хочу предложить вам подумать: а с чего вы взяли, что вам вообще нужно что-то говорить? Вы хотите прокомментировать ОРПП близкого вам человека ради его блага или своего? Вы хотите исправить ситуацию и всё-таки «приметить» слона? Вы чувствуете потребность стать нянькой для своего друга, следя, чтобы он ел и вёл себя как здоровый человек?

Тогда остановитесь. Возможно, у ваших близких нет желания обсуждать еду, вес или образ тела. Возможно, это даже может заставить их сомневаться в себе.

Может быть очень неловко есть, покупать одежду, заниматься спортом или другими связанными с телом вещами рядом с другом, который знает, что для вас это проблема. Может быть неловко просто проводить время с кем-то, зная, что они думают об этих вещах.

Когда кто-то постоянно думает о еде и весе, порой лучшее, что вы можете сделать – отвлечь их разговорами о совершенно посторонних вещах.

Если вы хотите убедиться, что ваши близкие видят в вас источник поддержки – скажите, что они могут на неё рассчитывать, и позвольте им самим решать, когда.

Вы также можете прочитать советы, как разговаривать с близким человеком, у которого ОРПП, на сайте National Eating Disorder Association’s.

Нужные слова будут меняться от человека к человеку и от ситуации к ситуации, но то, что не стоит говорить, остаётся практически неизменным.

Не следите за пищевыми привычками человека, не комментируйте его тело и не пытайтесь примерять на себя роль его врача, терапевта или диетолога.

И не оценивайте его чувства. Нельзя чувствовать что-то правильно или неправильно при восстановлении от ОРПП. Лучшее, что вы можете сделать для человека, — дать ему место, чтобы справиться с эмоциями так, как это нужно ему, и не осуждать.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку

8 вещей, которые мне говорят, чтобы помочь справиться с ОРПП, и которые делают мне больно: 8 комментариев

  1. Эмоциональности пост.
    Возможны триггеры.

    ТЫ БРОСАЕШЬСЯ ИЗ ОДНОЙ КРАЙНОСТИ В ДРУГУЮ! — это самая топовая фраза из всех, которые я слышу.

    -Вы знаете общую картину, почему Вы так говорите?
    -Ой да, не знаю, но ТАК КАЖЕТСЯ! Сначала ЗОЖ, калории, все идеально, а сейчас — наесть вес и говорить, что это круто! Важна ГАРМОНИЯ!

    Меня о слова Гармония уже тошнит, как и от слова Баланс.

    «Неужели нельзя просто умеренно все есть и в удовольствие заниматься спортом?!»

    Все это почему-то не приводит меня к откату, а в какое-то бешенство.

    Спасибо за перевод! Ждала:)

    • Мне кажется, уже пора новый список составлять/делать новое видео 🙂
      Абсолютно поддерживаю про «баланс», только у меня вместо «гармонии» «золотая середина». Я обычно отвечаю: «А какая золотая середина между тем, чтобы быть героиновым наркоманом и не употреблять героин вообще?» — «Ну, это нельзя сравнивать…»
      Еще вот это нравится: «Врачи говорят/Малышева говорит/Британские ученые говорят…» и «Ты считаешь себя умнее врачей».
      И еще: «Надо меньше думать о еде, тогда все будет отлично!»

      • Можно открыть комменты и насобирать за 5 мин.

        «Вы ведете БЛОГ в Инстаграме про еду и как вылечиться от пищ зависимости — так Вы сами больная и не вылечитесь!! Мусолите постоянно, вспоминаете, как у Вас было!»

        «Оправдание, чтобы жрать!»

        «Силы воли нет? Жрать все могут.»

        «О здоровье надо думать, а не скупать пищ мусор!»

        Точно надо видос запиливать.

        • Так вроде комменты везде открыты?

          • Да нет, я о функции «развернуть»)

          • Простите, я все равно что-то никак не пойму, что вы предлагаете сделать. Вы про сам пост?

  2. Я про свою страничку блога) развернуть комментарии и начитаться подобным за 5 минут?

Комментарии запрещены.