Каково это — быть мужчиной с ОРПП? (полный перевод)

Перевод: Полина

Оригинал здесь, автор — Tetyana (scienceofeds.org). Все ссылки авторские.

Каково мужчинам жить с ОРПП? Каково мужчинам искать и получать лечение от ОРПП? Эти вопросы Kate Robinson с коллегами задали группе из 8 мужчин, которые получали лечение (в обычном стационаре, стационаре дневного пребывания или амбулаторно) в двух центрах по лечению ОРПП в Англии. Их целью было найти, чем отличается опыт мужчины и женщин с ОРПП.

Среди пациентов с ОРПП (в данном случае учитываются анорексия и булимия, поскольку компульсивное переедание пока не входит в DSM [1] [Сейчас оно там уже есть]), 10% – мужчины. Я думаю, что этот процент на самом деле выше, поскольку не все мужчины понимают, что у них ОРПП, признаются в этом или ищут лечения, особенно из-за проблем, поднятых в этой статье (и других). Учитывая, что мужчины составляют значительное меньшинство среди пациентов с ОРПП, и в тоже время множество людей, включая клиницистов, считают, что ОРПП – исключительно женская проблема, знание и понимание мужского опыта переживания ОРПП критически важны для повышения осведомлённости и мониторинга, а также развития соответствующих вариантов лечения для этой подгруппы.

В таблице ниже я собрала информацию об участниках. Довольно интересно, что все участники сообщали о коморбидных [2] состояниях, в основном ссылаясь на депрессию (половина выборки [3]). Также обратите внимание, что средний возраст выборки составляет 38 лет (от 24 до 56), а средняя длительность болезни – 13 лет (от 4 до 34 лет). Эта выборка старше, чем в большинстве до сих описанных мною исследований женщин. (Используются псевдонимы).

Таблица 1. Демографические показатели участников
8, белые англичане или белые ирландцы
в настоящее время все проходят амбулаторное лечение
у троих – нервная анорексия или EDNOS (по типу нервной анорексии)
у пятерых – нервная булимия или EDNOS (по типу нервной булимии)
средний возраст – 38 лет (от 24 – 56)
средняя длительность болезни – 13 лет (от 4 до 34 лет)
1 женат, 1проживает отдельно от супруги, 6 не состоят в отношениях
1 гомосексуал, 7 гетеросексуалы
4 ранее получали лечение (1 в стационаре, 3 амбулаторно)
Примечание: Адаптировано из «Being men with eating disorders: Perspectives of male eating disorder service-users», by K. Robinson, V. A. Mountford, и D. Sperlinger, 2012, Journal of Health Psuchology [epub ahead of print].
Copyright 2012 by Sage Publications.
Science of Eating Disorders|| www.scienceofeds.org

Robinson — 2012 – Адаптированная таблица №1

Используя технику объяснительного феноменологического анализа (English), Robinson проанализировала интервью и выделила некоторые основные темы:

Таблица 2. Темы и подтемы.
Тема Подтема
Сложность признания себя человеком с ОРПП Сложности признания наличия ОРПП
О мужчинах с ОРПП неизвестно
Страх негативной реакции со стороны других при разглашении своей болезни
Связь между ОРПП и дискомфортом в отношении своей идентичности
Опыт лечения: насколько важен гендер? Значимость понимания и наблюдения со стороны профессионалов
Проблема гендера в лечении
Примечание: Адаптировано из «Being men with eating disorders: Perspectives of male eating disorder service-users», by K. Robinson, V. A. Mountford, и D. Sperlinger, 2012, Journal of Health Psuchology [epub ahead of print].
Copyright 2012 by Sage Publications.
Science of Eating Disorders|| www.scienceofeds.org

Robinson — 2012 – Адаптированная таблица №2

Были выделены две превалирующие темы (присутствующие в интервью как минимум 4 человек; основные темы присутствуют в интервью как минимум 50%):

Сложности с рассмотрением себя как человека с ОРПП.

Некоторые участники сказали, что одной из самых больших проблем было признать наличие у себя ОРПП и что оно является проблемой. Признание наличия ОРПП требовало времени, и участники различались в понимании, насколько ОРПП является проблемой. После непростого признания себе, им также было сложно рассказать об этой проблеме  другим.

Грег: Было сложно признаться себе, а потом признаться родителям. Думаю, после этого всё остальное было довольно легко.

Эд: Эм…[пауза] мне было сложно признать это. Потребовалось больше 10 лет, чтобы это сделать. (…) Думаю, мне было немного стыдно признаться. И обратиться за помощью, потому что мне казалось, что я веду себя нелепо…Я знал тогда, что у меня правда какое-то расстройство в питании, потому что быть больным —  это ненормально. Но я всегда скептически относился к подобным вещам.

Однако когда эти мужчины обнаружили серьёзность ОРПП (и чем больше узнавали об этом),  они смогли не только признать наличие проблемы, но и обратиться за помощью. Неудивительно, что они столкнулись с таким же негативным отношением и отсутствием понимания, с каким сталкиваются и многие пациенты женского пола с ОРПП:

Дейв: (Я) провёл небольшое исследование, по крайней мере, если прийти к нему (терапевту) с предложением, он его примет. Ему иногда сложно самому проявить инициативу, потому что он не…он может не понимать проблему, не знать, где искать.

Естественно, поскольку многие люди верят, что только у женщин может быть ОРПП, участников пугало, что их проблемы часто игнорируют или не воспринимают всерьёз. Вот почему существование таких организаций, как Men Get Eating Disorders Too является критически важным в деле повышения осведомлённости о том, что ОРПП не являются исключительно женскими расстройствами.

Дейв: Они видят в СМИ молоденьких девочек, которые пытаются уменьшиться до нулевого размера. Вы когда-нибудь читали о том, чтобы это делали мужчины? Я нет. Об этом просто не говорят. Этого не видят.

Фрэнк: У многих людей хватает знаний, чтобы не сказать что-то типа «но ты же мужчина», но много и тех, кто удивляется, если ты, ну, если ты мужчина с ОРПП…даже если они этого не говорят.

Многие беспокоятся, что если скажешь другим об ОРПП, тебя посчитают слабаком. Конечно, хотя это беспокойство присутствует и у женщин, у мужчин всё гораздо хуже, возможно из-за мифа, что ОРПП – это про желание стать похожей на модель (абсолютная неправда!!):

Дейв: Если бы я работал в частном секторе, то наверное проклинал бы будущее, потому что это признак твоей неспособности справиться, есть подозрение, что однажды (…) ты сделаешь что-то необычное.

И распространённый миф приводит к изоляции:

Генри: Я чувствовал, что  «я единственный парень, с которым это произошло». Чувствуешь одиночество, ведь «ни у кого из парней больше нет такой проблемы. Что со мной не так? Почему я попался на это, в отличие от всех остальных?»

Конечно, эта проблема распространяется и на научную литературу об ОРПП. В своей статье Сарен рассказывала о подобной распространенной проблеме с этническими меньшинствами, которые также рассматриваются как имеющие иммунитет к ОРПП. Происходит примерно следующее: стереотип (например, у мужчин не бывает ОРПП) –> клиницисты не считают эту подгруппу людей с ОРПП стоящей лечения –> данная группа чувствует, что ей не принимают всерьёз и игнорируют –> клиническая выборка людей с ОРПП остаётся гомогенной –> цикл возобновляется.

Генри: Все книги направлены на помощь женщинам, и это только усугубляет мысль «это не должно влиять на меня. У меня не должно быть проблемы с этим».

Грег: Это [литература по лечению] всё нацелено на женщин,  да. Я бы не возражал, если бы было немного больше литературы в помощь мужчинам, на самом деле. Не знаю, в чём разница, в этом суть.

Думаю, что выделенная Robinson и др. тема очень важна и релевантна не только для мужчин с ОРРП, но также для женщин и представителей других категорий [4]. Мне точно близки некоторые из комментариев участников в отношении выгод ОРПП («справляться со стрессом, чувствовать больше контроля, обеспечивает комфорт, подавляет сексуальность, регулирует дистанцию с другими»).

Грег: Это было единственное, чем я мог наслаждаться и что мог контролировать…это было чувство контроля. Я чувствовал, что еда стала выходом из ситуации, это просто делало меня счастливым.

Фрэнк: Одно из преимуществ недостаточного веса – то, что это подавляет мою сексуальность.

Я поделюсь некоторыми личными мыслями, потому что мне это кажется важным. Я понимаю Фрэнка. Честно говоря, так хорошо иметь подобный выход, если уровни твоего либидо высоки. Да и аменорея делает жизнь гораздо проще. Когда мой вес был недостаточным, меня тоже радовало в том числе и то, что меня не замечали/не видели моей физической/сексуальной привлекательности. За последние 1-2 года это ощущение изменилось, возможно, благодаря длительным серьёзным и потрясающим отношениям, возможно, по другим причинам. Я не до конца уверена. Но в старшей школе и колледже я точно ненавидела любые проявления сексуального внимания, особенно со стороны лиц другого пола. Потеря веса позволяла справиться с этим. Я была слишком худа, чтобы быть сексуальной или привлекательной. Мне это нравилось.

Моё тело от природы имеет формы, и я чувствовала себя в нём некомфортно, но в моем случае это идёт от того, что в нашей культуре тело рассматривается как нечто «сексуальное» (особенно мужчинами). Сейчас мне кажется, что это пришло от желания чувствовать себя равной. А я не чувствовала себя такой, и честно говоря, по-прежнему часто нечувствую. Избавиться от форм означало, что будут слышать мои слова и только их. Думаю, это повлияло на моё ОРПП (как и моя сексуальная ориентация). Но я не уверена. Не с этого всё началось и не это повлияло на прогресс болезни, но во всём процессе это сыграло определённую роль. Без этих чувств ОРПП всё равно бы проявилось, уверена. Но пусть это малая часть, это всё равно часть.

Неудивительно, что Robinson указывает, что «пациенты сталкивались с различными сложностями, связанными с конфликтами с гендерной идентичностью, сексуальной идентичностью, кем они являлись и как их принимали другие». Я думаю, это распространённая тема. Не для всех, конечно. Полагаю, не для большинства (это просто догадка), но это точно стоит учитывать, когда думаешь о лечении. ОРПП часто сопровождаются проблемами с гендерной и сексуальной идентичностью, что возможно требует слегка другого подхода к восстановлению по сравнению с типичным банальным «принять своё тело», рисунками вашего тела каким вы его видите и прочими подобными вещами.

Для мужчин эти темы не исчезают:

Энтони: Как и у девушек, у нас высокая соревновательность. Эм…выгляди как можно лучше, старайся добиться лучшего тела. Вот почему я думаю, что женщины и геи весьма похожи в отношении ОРПП, своего имиджа и тому подобного.

Грег: Поскольку раньше я был довольно большим, ну вы понимаете, люди на меня таращились. Так что я правда не хочу к этому возвращаться. Всё это было попыткой выглядеть определённым образом и поддерживать это.

Robinson подводит интересный итог этой доминирующей теме: «Даже один и тот же участник [курсив мой] мог выражать разную позицию о значимости гендера при лечении. ОРПП рассматривались как не связанные с полом, однако при этом существовали примеры различных проблем у мужчин и женщин с ОРПП, и сложности лечения представителей разных полов вместе».

В общем и целом высказанные проблемы были похожи на те, что часто озвучивают женщины: а) лечение недостаточно длительное; b) его часто недостаточно c) профессионалы/команда, осуществляющая лечение часто не понимает или, что хуже, d) не слушает их!

Профессионалы, обратите внимание:

Им часто кажется, что профессионалы не понимают, о чём их просят, они получают не то, чего хотели, или и вовсе не получают ничего. Иногда полученное рассматривается как не имеющее пользы (например, болезненное/травматичное) или усугубляющее предшествующий травматичный опыт. Если в жизни им казалось, что всем на них наплевать, то порой они чувствовали такое же отношение со стороны профессионалов: «Я вышел от них не с радостью и счастьем «О, мне помогли разобраться» или чем-то таким…скорее «10 минут его жизни [профессионала] потрачены впустую» (Генри).

Что же по поводу роли пола в лечении?

Robinson сообщает, что участники часто испытывали внутренний конфликт по этому поводу. Некоторым казалось, что ОРПП скорее сближает представителей разных полов, чем разделяет, и они сталкиваются с похожими сложностями в лечении и в процессе восстановления. Некоторым казалось также, что *все* индивидуальны, вне зависимости от их пола, и что ОРПП не одинаково для двух разных людей.

Как и многие женщины, они беспокоились о том, что «когда собираются много людей с ОРПП это…скорее вредно». В рамках ОРПП существует высокий уровень соревновательности, даже если людям правда хочется, чтобы им стало лучше.

Но некоторые участники подняли важные вопросы, связанные с тем, каково это – во время лечения быть единственным мужчиной среди женщин:

Билл: [Как единственный мужчина] ты острее ощущаешь, когда люди сдерживаются или намеренно исключают тебя, или когда люди говорят «может, было бы лучше, если бы ты не присутствовал в этой группе, потому что…». Группы, в которых я сидел…в отделении со всеми женщинами…проблемы с образом тела [5] …все это не имело никакого отношения к тем проблемам, которые были  у меня. И культурные проблемы тоже, потому что большую часть времени оставалось подразумеваемое «мы женщины, от нас ждут, что мы будем худыми». Я знаю, что не это было проблемой. Это никогда не является проблемой в ОРПП…наверное, это может быть движущим механизмом, ноне в моем случае.

Думаю, интересно увидеть сходства и различия, переживаемые мужчинами и женщинами в процессе осознания ОРПП, обнародования проблемы, а также в опыте поиска и получения лечения.

Статья явно затягивается (я пыталась сократить её, и у меня ничего не получилось) и я устала (правда).

В завершении поделюсь выводами Robinson:

  • Характерные для мужчин проблемы включают в себя: «сложность с тем, что ОРП считается женской проблемой».
  • Также распространённой темой было: «ОРПП – это и решение, и проблема».

Участники не сходились во взглядах и не стоит полагать, что есть общая репрезентация ОРПП у мужчин (ещё бы!). Исследование также продемонстрировало, что существует потребность в повышении осведомлённости об ОРПП у мужчин: среди профессионалов, чтобы облегчить возможность выявления, в обществе, чтобы снизить страх мужчин перед негативным восприятием, и среди самих мужчин, чтобы помочь в процессе признания проблемы. Хотя ОРПП затрагивает гораздо меньше мужчин, чем женщин, важно не упускать из виду эту небольшую часть популяции.

Что и требовалось доказать.

Читатели: что вы думаете о переживаниях и чувствах участников? Проходили ли вы лечение вместе с мужчинами? Если вы мужчина с ОРПП, поделитесь вашим опытом, пожалуйста, по поднятым в статье проблемам (или другим, связанным с ними!). Это очень важно (и помните, вы можете сделать это анонимно).

Ссылки

Robinson, K., Mountford, V.A., & Sperlinger, D. (2012). Being Men with Eating Disorders: Perspectives of Male Eating Disorder Service-Users. Journal of Health Psychology PMID: 22453166

[1] публикуется Американской психиатрической ассоциацией, содержит общепринятый язык и стандартные критерии классификации психических расстройств

[2] присутствие одной или более болезней или состояний, отличающихся от той, что изучается.

[3] подгруппа, выбранная из большей группы потенциальных участников (популяции)

[4] те люди, чьё гендерное поведение отличается от социальных ожиданий, связанных с его полом.

[5] восприятие себя и своего тела.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку