Cave inimicum: границы в восстановлении (полный перевод)

Перевод: Полина

Оригинал здесь

Гипотетический сценарий. Вы женщина, и знакомый мужчина (хотя вы не спрашивали его мнения) вам говорит: «Мне кажется, на тебе сейчас бюстгальтер на косточках. Думаю, тебе стоит знать, что он вызывает рак груди; мне бы не хотелось, чтобы с тобой это произошло. Да, я прочитал об этом на сайте за авторством одного очень умного парня, который знает толк в том, о чём говорит, в частности – что давление косточек сжимает грудь и оказывает нездоровое влияние на ткани».

Что бы вы при этом подумали?

  1. Обеспокоились тем, что бюстгальтеры на косточках вызывают рак.
  2. Обеспокоились тем, что этот знакомый – идиот.
  3. Испугались, что этот знакомый заметил форму вашей груди и понял, какое на вас нижнее бельё.
  4. Быстро пережили бы всё перечисленное и затем решили донести знакомого, что ваше нижнее бельё – не повод для обсуждения.

Суть этого упражнения (и для тех, кого взволновала тема обсуждения – нет, бюстгальтеры на косточках, как и в целом любые бюстгальтеры, не коррелируют с риском возникновения раковых заболеваний(i)) в том, чтобы очертить проблему границ в нашей жизни. Поскольку мы уже потеряли чувствительность к неправомерности обсуждения пищевых пристрастий других людей, их веса и телосложения, бюстгальтеры показались мне более хорошим примером.

Если кто-то говорит другому человеку, что его еда «вредна», это не про адресата, но про отправителя данного послания.

Вот прекрасное правило, которое мы все можем попытаться применить в нашей жизни (конечно, сложно руководствоваться им всегда, но стоит к этому стремиться): если вас не спросили о вашем мнении, не озвучивайте его.

И следующий из него вывод: если кто-то по собственному почину делится своим мнением, нужно построить границы, укрепить их и прогуляться по всему их периметру,   чтобы с лёгкостью различать, когда их грубо нарушают, а когда – просто пробуют на прочность.

Со временем вы сможете понимать, когда навязывающий вам своё мнение о вашей еде (для вашего блага, конечно) человек просто страдает от серьёзной формы орторексии. А уже это позволит вам не испытывать ничего кроме сочувствия к этому человеку с его страхами.

Осторожно: триггер

В прошлом году [в 2014] использование слов «осторожно: триггер» привело к взрыву дискуссий и обсуждений. Во многих колледжах администрация под давлением студенческих организаций просила своих преподавателей оповещать о потенциальном триггере в любых заданиях, которые могут вызвать эмоциональный дистресс у студентов.

При подготовке к первой неделе февраля,  посвящённой повышению осведомлённости о расстройствах пищевого поведения, многие национальные ассоциации объясняли СМИ, как ответственно донести информацию об ОРПП. Среди прочего это означает отсутствие упоминания цифр (низкий вес) или детализированного описания ограничительного поведения.

И конечно мы используем тег «TW» (trigger warning — осторожно: триггер) во всех разделах форума Your Eatopia, включая тот, что посвящён материалам, связанным с триггерами.

В основе появления термина лежит слово «триггер», обозначающий некое событие, вызывающее у людей с ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) воспоминания о перенесённой травме. Онлайн-сообщества адаптировали этот термин несколько лет назад: он предупреждает, что последующий материал может вызвать проблемы у эмоционально уязвимых людей.

Должна сказать, что у меня амбивалентные чувства касательно данной темы.

В статье Telegraph на тему чрезмерного использования подобных предупреждений приводилась цитата доктора Dr. Metin Başoğlu (ii), в которой говорилось о том, что избегание триггеров не является оптимальным решением, тогда как столкновение с ними может помочь. Я согласна с этим, но только тогда, когда такой подход применяется в рамках формального лечения тревожности. Повторное переживание (под контролем специалиста) – клинически подтверждённый способ работы с рядом расстройств тревожного спектра, но поток триггеров, с которым человек сталкивается без контроля психотерапевта, может усилить тревожность и ухудшить состояние человека в целом.

Если вы прольёте на себя горячий кофе из МакДональдса, значит ли это, что в отсутствие ясного предупреждения о том, что напиток горячий,  МакДональдс несёт ответственность за ваши ожоги? Наверняка многие из вас знакомы с этой ситуацией, но вряд ли в деталях. К сожалению, никто из нас не знает итога, поскольку вопрос был урегулирован без суда, но детали удивительны; с ними можно познакомиться здесь: Electric Law File.

С большой вероятностью многие из вас считают эту ситуацию примером чрезвычайного сутяжничества, характерного для Америки. Но фактически, кофе подавался настолько горячим, что мог вызвать серьёзные ожоги; он подавался людям, о которых было известно, что они будут пить его по дороге; и что самое важное, и раньше неоднократно происходили инциденты с ожогами.

Другими словами, МакДональдс имел все возможности уменьшить риски того, что кофе будет вызывать ожоги у едущих на работу людей ещё до того, как корпорация отказалась заплатить за лечение ожогов 79-летей Stella Liebeck (женщина, о которой шла речь в описанной выше ситуации; она к тому же была не водителем, а пассажиром).

Есть личностная, корпоративная и общественная ответственность, и очень сложно чётко отделить одну от другой.

«Регулярный просмотр видео, демонстрирующих самоповреждение, может стимулировать нормализацию подобного поведения. Зрители часто положительно оценивают и с интересом относятся к подобным роликам» (iii).

Исследователи, процитированные выше, обнаружили, что порядка 40% видео, демонстрирующих самоповреждение, не имеют никакого предупреждения, несмотря на своё содержание, а 80% доступны всем. Количество подобных видео, ориентированных на подростков и молодёжь, оценивается в 14-24%

Многие из вас могут не знать, что СМИ практически никогда не сообщают о тех, кто кончает жизнь самоубийством, прыгая с моста, однако это происходит постоянно. Почему не сообщают об этих случаях суицида? Эффект Вертера (подражающие самоубийства). Есть достаточно исследовательских данных, которые подтверждают, что размещение в печати информации о суицидах продуцирует поток подражающих суицидов (iv). Чтобы защитить уязвимых членов нашего общества, СМИ вводят цензуру (по крайней мере в том, что касается совершений самоубийства посредством прыжков с мостов). И противоречит ли в таком случае самоцензура историй об ОРПП или о самоповреждениях свободе слова и информации в ситуации? Является ли YouTube ещё одной формой СМИ и обязан ли в таком случае защищать уязвимых зрителей от содержания, которое может спровоцировать подражающее поведение? Наконец, значит ли это, что моя ретрансляция существующих на YouTube материалов, содержанием которых является самоповреждение, не может быть осуществлена при ответственном отношении к тому, что среди моих читателей большинство в той или иной степени эмоционально уязвимы?

Недавно я получила критическое письмо следующего содержания:

«Я всё ещё расстроена тем, что Вы решили процитировать статью…и оставили ссылку на неё, вопреки моим возражениям…Что меня действительно беспокоит, так это что если Вы удалите большую часть ссылок [на упомянутые темы*]

*Я удалила детали вопроса, поскольку оставив их, с большой вероятностью указала бы отправителя, а у меня нет разрешения на это.

Вот отрывок моего ответа:

«Я всегда рада переосмотреть свою работу и благодарна каждому, кто тратит время на то, чтобы связаться со мной и указать на недостатки и пробелы в моём понимании той или иной темы. Однако во многих случаях это связано с тем, какой способ интерпретации выбирает каждый из нас материала. Конечно, тексты в блоге являются моим мнением.

Если моё мнение оскорбительно для других, тогда им просто не следует посещать сайт и не участвовать ни в чём, что связано с моей работой».

В конце концов я верю, что будет наиболее реалистичным,  если вы не будете полностью отрекаться от своей ответственности и признавать свою полную зависимость от других людей, корпораций или общества в целом в деле защиты ваших эмоционально-уязвимых сторон.

Избегание, правила техники безопасности и гибкие стены

В нашем современном мире, инфицированномсоцсетями, мы сталкиваемся с серьёзным количеством провоцирующего, беспокоящего и виктимизирующего материала. Избегание – полезный и необходимый инструмент, применяемый при столкновении с чем-то травматичным. Чтобы оценить, насколько оно адекватно, нужно понять, влияет ли избегание на качество вашей жизни. Если избегающее поведение является следствием в первую очередь страха, то это разрушительное состояние.

Формирование границ напоминает сказку «Три поросёнка». Первый поросёнок построил свой дом из соломы,  и волк дул-дул и наконец сдул его. Второй поросёнок построил свой домик из веток, но волк сдул и его. Третий поросёнок построил свой дом из кирпичей, и с ним волк не справился. В каждом случае и первый, и второй поросёнок спасались, перебегая в более надёжный дом (сперва из веточек, потом из кирпичей).

В сказке волк в конце концов решил атаковать поросят, пробравшись по дымоходу, но приземлился прямо в котёл с кипятком, который они подставили.

Если сейчас ваши границы – домик из соломы, то вы не можете допустить, чтобы люди вокруг вас пытались смести его своими страхами вредоносной еды, не говоря уже о комментариях, связанных с вашим нижним бельём! Чем быстрее вы их заткнёте, тем с большей вероятностью вам удастся сохранить ваши границы. Оптимально, если вы заручитесь поддержкой специалиста: с его помощью вы научитесь это делать и при этом не будете отказываться от ответственности за свою эмоциональную уязвимость.

Одно дело, когда волк приходит к вашей двери. Но если вы хотите построить свою соломенную палатку в центре волчьей территории, не стоит ожидать от волков предупреждения – мол, сейчас мы будем дышать рядом с тобой. Именно вы в первую очередь должны защищать себя и своё эмоциональное благополучие.

В конце концов вы перейдёте от соломинок к веточкам и затем кирпичам. Но в отличие от сказки, укрепление границ в реальном мире на этом не заканчивается.

Если бы поросята построили четвёртый дом, объединивший функцию защиты от волка и возможность проносить в него всё, что нужно для полноценной жизни, то они спаслись бы не только от одинокого волка. Поросята смогли бы жить счастливой и насыщенной жизнью, одновременно наслаждаясь безопасностью от других потенциальных хищников. С непробиваемыми стенами вы становитесь осаждённой крепостью, а это всегда ограниченная возможность для выживания.

Наиболее усовершенствованные границы больше напоминают клеточную мембрану – они пропускают только разрешённые элементы.

В мире биологии клеточные мембраны оснащены специализированными рецепторами, которые идентифицируют и нейтрализуют любые виды хищников и при необходимости призывают на помощь остальные части живущей экосистемы; при этом они без проблем распознают полезные элементы, которые совершенно беспрепятственно проникают через стенку.

О, и если вы предпочли бы метафору для работы мембраны, можно вспомнить о серии магических заклинаний Гермионы Грейнджер в книгах про Гарри Поттера, которые она использовала для защиты палатки: каве инимикум (усиление границ от врагов).

Владение заклинаниями для гибких границ требует практики и хорошего учителя, или учителей.

i Chen, Lu, Kathleen E. Malone, and Christopher I. Li. «Bra Wearing Not Associated with Breast Cancer Risk: A Population-Based Case–Control Study.» Cancer Epidemiology Biomarkers & Prevention (2014).

ii http://www.telegraph.co.uk/culture/books/11106670/Trigger-warnings-more-harm-than-good.html accessed February 16, 2015.

iii Lewis, Stephen P., Nancy L. Heath, Jill M. St Denis, and Rick Noble. «The scope of nonsuicidal self-injury on YouTube.» Pediatrics 127, no. 3 (2011): e552-e557.

iv Stack, Steven. «Media coverage as a risk factor in suicide.» Journal of epidemiology and community health 57, no. 4 (2003): 238-240.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *