Что я хотела бы знать до того, как моя дочь столкнулась с анорексией (перевод)

Перевод: Полина

Оригинал здесь

Венди 45 лет, она живёт в Вашингтоне и воспитывает дочь Бекки, с седьмого класса страдающую анорексией. Сейчас Бекки 14 лет; в какой-то момент она так сильно похудела, что ей пришлось лечь в больницу, где её 6 месяцев лечили от анорексии. Уже год как она вернулась домой, и ее восстановление продолжается. Для сохранения конфиденциальности Венди попросила не использовать в тексте фамилию. Она поделилась своей историей с корреспондентом TODAY’s A. Pawlowski.

Это очень странная болезнь, не укладывающаяся в голове. В детстве у Бекки не было никаких проблем с едой. Из трёх моих детей она, пожалуй, ела лучше всех и была готова пробовать новые продукты. Но когда ей было около 12 лет, еда и вес стали проблемой. Она стала считать себя толстой.

До начала анорексии она весила порядка 63 килограмм. И буквально за несколько месяцев она похудела до 45 кг.

Могло ли что-то предотвратить старт ОРПП? Не знаю. Но вот  что мне очень хотелось бы знать до того, как моя дочь столкнулась с анорексией:

  1. Внезапное желание есть «здоровую» еду может скрывать под собой проблему

Изначально Бекки вроде бы просто хотела питаться более здорово. Конечно, как родители мы поддержали её и подумали, что это нормальное поведение для подростка. Потом, мало по малу, здоровое питание превратилось в отказ от всё большего и большего количества продуктов: картошка-фри, пицца, макароны, углеводы и десерты. Она перестала есть курицу, мясо и затем рыбу.

Она начала терять в весе, но мы не беспокоились вплоть до того момента, когда её отношение к еде стало очень жёстким. Она пыталась избегать еды, а порции становились всё меньше и меньше.

  1. Она может не «выглядеть» как человек с анорексией

Если вы посмотрите на неё, то вряд ли скажете: «О, это человек с анорексией». Она начала носить мешковатую одежду – хотя, казалось бы, можно было ждать обратного.

У нас есть представление, что при анорексии люди одержимы своим телом и весом; так и есть, но суть в том, что они стыдятся своего тела. Они никогда не довольны результатами и всегда будут казаться себе слишком большими. Моей дочери казалось, что у неё огромные бёдра, и поэтому она старалась прикрыть их одеждой.

  1. Вы не узнаете своего ребёнка

Бекки стала более закрытой , похожей на интроверта. По жизни она была очень общительной, активной, но не участвовала в семейных

Было много проявлений болезни, к которым я просто не была готова, и одно из них – враньё моего ребёнка. В то время она ела обед в школе без присмотра. Мы спрашивали: «Ты обедала в школе»? Мы думали, что так оно и было; но она выкидывала еду и не говорила нам. Это было абсолютное враньё мне прямо в глаза.

Она ломала систему. Мы знали, что катимся в пропасть.

  1. Это ОРПП, и это расстройство психического спектра

Мы были наивны. Это удивительно талантливая, красивая, невероятно умная девочка. Наша рационально-мыслящая хорошая дочь, стремящаяся к самым вершинам. Мы были уверены, что сможем ей всё объяснить; она согласится с нашими доводами и начнёт есть.

Но расстройство функционирует таким образом, что чем сильнее ты худеешь, тем больше боишься еды. Ты всё больше погружаешься в ограничения.

Это как если бы я поставила перед вами тарелку с червями и спросить: «Почему ты не можешь просто съесть это? В чём проблема?»

  1. Возможно, потребуется настоящая встряска, чтобы что-то изменилось

Когда Бекки только приступила к интенсивному амбулаторному лечению, как и многие родители, я думала, что отдам своего ребёнка в центр и там её «исправят». Я получу её обратно, и всё будет хорошо.

Тогда мы не понимали, что болезнь Бекки уже на 10 шагов опередила нас. Первый месяц был нормальным, она удерживала вес. А потом он начал падать.

Нашей встряской стал июнь 2015 года. Её доктор сказал: «Вы должны отвезти её в больницу прямо сейчас, сердце бьётся слишком медленно». Её пульс был в районе 50.

Девочку немедленно подключили к зонду для искусственного кормления. Он обеспечивает тело достаточным количеством калорий, чтобы сердечный ритм пришёл в норму. Я была с ней ночью, и ее пульс заставлял срабатывать тревога, падая до 30. В госпитале она пробыла неделю.

Во многом то, что она попала в больницу, стала для нас лучшим выходом. Я сказала, что мне нужно понять происходящее. Я должна спасти своего ребёнка. Я не могу оставаться пассивным участником. Мне нужно знать, что происходит.

Это напугало и её. Всё, о чём мы её предупреждали, произошло. Для всей нашей семьи это стало переломным моментом.

  1. Вы сильно удивитесь, узнав, насколько ОРПП уничтожает тело

Если вы голодали, у вас развивается гиперметаболизм. Это настоящее безумие. В больнице она потребляла порядка 4500 калорий в день с помощью зонда и набрала меньше килограмма.

Природный инстинкт толкает тело предотвратить голодание путём замедления всех процессов. У неё прекратились месячные.

Многие люди с анорексией недополучают кальция. Вы можете нанести непоправимый вред костям и органам. Нам повезло, что кости не пострадали. У неё повысилось содержание ферментов печени, что типично.

  1. Родители играют большую роль в восстановлении

После выписки из больницы вес Бекки был далёк от нормы, и мы решили отдать её в программу лечения, предполагающую проживание. По сути, мы отправили нашу тринадцатилетнюю дочь на шесть недель в психическую больницу, это само по себе было безумием.

Я начала изучать информацию и присоединилась к двум родительским сообществам, которые во многом помогли мне продержаться. Очень поддержала возможность услышать опыт других.

На Facebook я вхожу в две закрытых группы: EDPS (Eating Disorder Parent Support) и MAED (Mothers Against Eating Disorders); обе группы просто отличные. Если говорить о более общих открытых группах, то мне нравится Feast.

Когда Бекки вернулась домой, мы решили, что она должна есть сама, сколько бы времени на это не требовалось. Мы полностью контролировали, что она ест. Мы накладывали ей ее порции. Мы измеряли её еду. Мы зорко следили за тем, чтобы она съела всё до последней крошки.

Наши дети вполне самостоятельны, но внезапно в нашем доме словно появился младенец. Когда она здесь, мы всё время наблюдаем.

  1. Плохие времена нужно просто пережить

С нами случались очень странные вещи. Когда она только вернулась домой, ей требовалось два часа, чтобы съесть тортилью с чёрной фасолью и тофу или рыбой. Процесс сопровождался слезами и большим напряжением.

Когда она в первый раз съела три обычных приема пищи за день, я боялась, что она убьёт себя. Для неё это было ужасно. Но в следующий раз было уже легче. Мы просто переживали это раз за разом.

  1. Чтобы справиться с анорексией, нужны усилия всех

Команда специалистов Бекки состоит из диетолога, психотерапевта и семейного врача, также специализирующегося на расстройствах пищевого поведения.

В случае острых медицинских проблем, доктора необязательно общаются между собой или делятся информацией. Мы настояли на этом. Мы старались собрать из них команду.

Когда она вернулась в школу, мы договорились с двумя учителями, что они будут обедать с ней. Иначе она могла попытаться выкинуть еду. Мы отдавали обед медицинской сестре, та передавала его учителю, и Бекки съедала его. Нам очень повезло со школой.

  1. Приходится проявлять чрезмерную опеку

Раньше нас с мужем было сложно назвать супер-опекающими родителями. Но нам пришлось поменять родительский стиль. Мы были вынуждены спрашивать: что ты делаешь? Что происходит? Что случилось? Что ты делаешь в своей комнате?

Мы сказали, что если вес начнёт падать, мы это узнаем. Врач взвешивает её, и это не обсуждается. Мы хотим, чтобы вес не опускался ниже определённой цифры.

  1. Поразительно, как долго длится восстановление

Уже год как мы выписались из больницы, но восстановление продолжается. Это выматывает. Мы потратили на него так много времени и энергии – я бы не поверила, если бы сама не прошла через это.

Не думаю, что она хочет вернуться в худшие времена. Хотелось бы ей весить столько же, сколько тогда? К сожалению, вполне вероятно, что да. Но думаю, она знает, что у неё проблема. По крайней мере здоровая часть Бекки может это понять. Нам кажется, что наша семья снова полноценна, что наша дочь вернулась.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку

Что я хотела бы знать до того, как моя дочь столкнулась с анорексией (перевод): 3 комментария

  1. Если честно, какое-то жуткое ощущение от статьи. Надеюсь, я ошибаюсь, но, ставя себя на место девочки(тоже имею рпп, начала восстановление, не по протоколу, а со специалистом), я бы чувствовала себя ужасно. Ощущение тотального контроля. «Мы хотим, чтобы Ее вес не опускался ниже определённой цифры». Постоянные взвешивания, контроль. Это важно, но не первостепенно, если речь не идёт о смертельной опасности. Почему они не говорят о причинах? О том, что здоровой в первую очередь должна быть голова? Тут какая-то дикая фиксация на весе и, мне кажется, рпп вполне может вернуться, как только девочка повзрослеет и съедет. Это сугубо имхо, но после этой статьи стало безумно грустно.

    • Екатерина, не совсем понимаю, почему текст вызвал такие сильные эмоции.
      Эта статья ни в коем случае не претендует на то, чтобы включить себя все по теме ОРПП, она о совершенно конкретном — о том, к чему мать была не готова в болезни/лечении ее дочери. Автор не рассказывает о том, что важно или первостепенно, а делится своим личным опытом, тем, что было наиболее сложно и неожиданно в ее ситуации. Если вас удивляет контроль на этом этапе, вспомните, что девочке 14 лет и что она потеряла большое количество веса очень быстро. В специализированных больницах такой же контроль осуществляет персонал, так что альтернативных вариантов не так уж много.
      Думаю, не стоит сравнивать свою ситуацию с описанной в тексте (кстати, семья тоже явно не ММ практикует, поскольку взвешивания в нем не приветствуются). Здесь речь совсем не о том, как восстановиться, какие методы правильные, а какие нет, а о том, к чему должны быть готовы люди, родственники которых начинают восстановление от ОРПП (подозреваю, что это советы родителям). Если в вашем случае работает что-то другое — это здорово, продолжайте двигаться в этом направлении.

    • Конечно контроль. Тут уже не до душевного комфорта. Если не контролировать, девочка просто умрёт. Выбора нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *