Как подготовиться к восстановлению от ОРПП (полный перевод)

Перевод: Полина

Оригинал здесь, все ссылки авторские

Конечно, никто никогда не готов на 100% к восстановлению. При ОРПП для системы ответа на угрозу в мозге это все равно что прыгнуть в ров с крокодилами, и вряд ли кто-то по собственному желанию на это отважится. Тем не менее, ещё до прыжка вы можете научиться некоторым приемам обращения с крокодилами.

В первую очередь, не устану повторять: работа голодающего мозга серьезно нарушена. Я уже говорила об этом в посте Pro-ana and Pro-mia Sites: What’s the Deal? (подзаголовок Sensing Impairment) (English, не переведен). Мозг не может отследить собственные нарушения. Поэтому вам остаётся только поверить, что если вы серьёзно ограничиваете себя в еде и/или создаёте значительный дефицит энергии чрезмерными тренировками или другими вариантами компенсаторного поведения, то в первую очередь вы должны начать есть. Если люди вокруг вас обеспокоены и думают, что вы потеряли контроль над ситуацией и не в состоянии оценить её опасность, то так и есть, даже если вам так не кажется.  Вы же не сядете за руль, если выпили, пусть вы и чувствуете себя «в порядке». И если люди вокруг вас говорят, что всё плохо, стоит послушать их и пройти необходимое лечение с медицинской поддержкой.

Госпитализация – это как стабилизация вашего состояния медицинскими средствами, так и увеличение объёма принимаемой пищи, чтобы мозг мог лучше функционировать. Путь от восстановления к полной ремиссии начинается, когда вы выписываетесь из больницы.

Многие из вас проходили через госпитализацию; набирали целевой вес; были выписаны; нехотя посетили пару встреч группы поддержки; и… случался быстрый релапс.

Предлагаю вам несколько вариантов, как вырваться из замкнутого круга и зависимости от «целевого веса» и начать путь к полной ремиссии. Я использую концепт трёхногой табуретки, где каждая «ножка» — критически важное звено для достижения полной ремиссии: восстановление питания, отдых и переучивание (психологически-образовательная поддержка). Как только  вас выписывают (или подтверждают, что ваше состояние достаточно стабильное, чтобы начать восстановление питания), вы начинаете есть минимумы согласно своему возрасту, весу и полу – это те количества, которые люди без расстройств пищевого поведения в среднем едят ежедневно (см. этот пост для более подробной информации: MinnieMaud™ Method, Doubly-Labeled Method Water Trials and Temperament-Based Treatment) (не переведен, но часть материала есть в этой переведенной статье). Вы прекращаете всю произвольную активность, здесь можно прочитать подробнее: Juggling Recovery and Financial Commitments (English, пока нет на русском) и Exercise I, II и III (информация частично есть в статьях по тегу «тренировки»). И чтобы продолжать процесс восстановления день за днём, не сворачивая с пути, вам нужно переобучать мозг.

Есть два психотерапевтических инструмента для работы с амбивалентностью и страхом, эффективность которых подтверждена наукой: МИ (мотивационное интервью) и техника конфронтации с подавлением тревожной реакции. Я обсуждала последнюю более подробно в этом тексте: Weighing Yourself: Don’t Do It (English), так что вы можете перечитать его, если хотите освежить воспоминания по этой технике. Давайте ближе познакомимся с МИ.

Доктора William Miller и Stephen Rollnick изначально разработали МИ в помощь людям, которые пытаются справиться с проблемами с алкоголем. Сейчас это научно обоснованный подход к лечению лиц с зависимостями от психоактивных веществ. Доктор Janet Treasure (ведущий клиницист-исследователь нервной анорексии) в своей подробной статье о МИ указала на ценность этого метода в любой ситуации, где присутствует страх перемен; однако она (совершенно верно) добавила, что у пациентов редко сохраняется стабильная мотивация, и поэтому этот пошаговый подход, помогающий пациенту усвоить новые шаблоны поведения, всё равно требует участия эмпатичного и тонко чувствующего психолога/психотерапевта, который может продвигаться вместе с пациентом по его далеко не всегда прямой дороге принятия новых поведенческих реакций.

Суть МИ – в том, чтобы помочь пациенту изучить собственную амбивалентность* к замене неадаптивных защитных механизмов более адаптивным и здоровым поведением. Пациенты часто спрашивают меня «Могу ли я есть нормально и остаться такой же/таким же?», и я рассматриваю подобные вопросы как попытку поторговаться с ОРПП. По этим вопросам можно понять, что пациенты имеют дело с амбивалентностью. Если вы чувствуете, что застряли, или видите, что обещанное «новое завтра» так и не наступает, то хорошим первым шагом станет поиск специалиста, работающего с МИ.

*Амбивалентность (психол.) — борьба двух противоположных начал, к котрым мы испытываем равное влечение

Если вы проходите через серию релапсов или никак не можете полностью погрузиться в восстановление, то это не просто активация системы ответа на угрозу при вашем приближении к еде. Вам также мешает то, что в какой-то момент избегание еды закрепилось, поскольку приносило вам что-то положительное. Возможно, это позволяло вам не фокусироваться на сильных негативных эмоциях и отношениях в вашей жизни. Или создавало в вашей жизни ощущение  движения к цели, контроля и владения ситуацией; и/или улучшало ваше настроение, успокаивало и облегчало жизнь и отношения. Это лишь несколько из миллиардов обстоятельств, которые могут привести к укреплению расстройства,  после того как стремление создавать дефицит энергии было активизировано.

ОРПП – не чисто генетическое расстройство. Да, есть генетический компонент, ответственный за активацию желания создавать дефицит энергии; но за усиление и поддержание этого поведения отвечает множество антро-психо-нейро-иммуно-эндокринологических факторов (АПНИЭ). Другими словами, имеет место влияние внешних и внутренних социокультурных, семейных, психологических, иммунных, эндокринных, нервных факторов, а также окружающей среды. Комбинация АПНИЭ-факторов будет уникальной для каждого пациента.

Поскольку ограничений невозможно придерживаться всю жизнь, их модулирующие преимущества постепенно уменьшаются, по мере того как разрушения и негативное влияние дефицита энергии на организм увеличиваются. Обычно наступает момент, когда находящийся во власти этой нисходящей спирали человек предпринимает попытку поесть или тело само вынуждает его сделать это.

Практически во всех ситуациях это усилие, вынужденное или нет, создаёт абсолютный хаос. Все эмоции, сложные взаимоотношения с другими и внутренний психический ландшафт, которые ранее были отфильтрованы убийственной силой голодания, возвращаются в полном объеме. И, как будто этого мало, искажённое восприятие еды как угрозы (механизм, лежащий в основе ограничительного поведения, даже если вы этого не осознаёте) приводит к тому, что попытка что-то съесть невероятно увеличивает уровень паники. Этого будет достаточно, чтобы вернуть  тех, кто пытался снова начать есть нормально, к ограничениям, с чувством ещё большей беспомощности и загнанности в ловушку. Те же, кто был вынужден есть из-за стремления своего организма выжить, вернутся к ограничениям по тем же причинам и неизбежно окажутся в замкнутом круге ограничений/реактивного питания, что в конце концов приведёт к пробуждению булимических паттернов поведения.

Ловушка поведения, которое вы больше не хотите применять, но которому следуете, приводит к эгодистонии. В Part V UCSD EDC Review (English) я это описывала так:

К примеру, если я не считаю себя человеком, умышленно убивающим живых существ, то моя склонность освобождать с помощью стакана и куска бумаги пауков, ос и других насекомых, забравшихся в мой дом, вполне этому соответствует. Если я случайно наступлю на насекомое в моём доме, я переживу эгодистонию – мой поступок противоречит моим преставлениям о себе. Скорее всего, я снижу этот когнитивный диссонанс рационализацией («это была случайность») и удвою усилия в попытках избежать случайной смерти насекомых от моих рук (или ног).

Однако если у меня появится страх насекомых, то я начну давить их, едва только увидев. Чтобы справиться с эгодистонными реакциями, я начну более активно применять избегание и рационализацию, оправдывая несоответствия моим представлениям о себе.

Страх становится безжалостным надсмотрщиком, если начинает контролировать ваше представление о себе.

Вы не просто сражаетесь с реалистичными, но неправильными ощущениями, что еда – угроза; вам также приходится справляться с амбивалентностью, созданной эгодистонией (когда вы надеетесь по-прежнему получать преимущества ограничений, справляясь их помощью с трудностями жизни, но не испытывать при этом    прогрессирующих нарушений здоровья, которые возникают в результате).

Чтобы продолжать двигаться по направлению к полной ремиссии от ОРПП, нейтрализовать крокодилов и двигаться дальше, потребуется помощь таких психообразовательных инструментов как МИ и техника конфронтации с подавлением тревожной реакции.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку