Как еда может ухудшить наше самочувствие (полный перевод)

Перевод: Полина

Оригинал здесь, все авторские ссылки (их много, и они на статьи на английском) были также сохранены.

У вас есть друзья, которые жалуются на тошноту, головокружение, головную боль, учащённое сердцебиение и в целом плохое самочувствие после того, как они поели сладкого, будь то сахар или что-то с высоким содержанием высокофруктозного кукурузного сиропа? Знаете ли вы людей, которые жалуются на усталость, вздутие живота и тошноту после мяса или насыщенных жиров, особенно жирных мясных продуктов, переработанных с нитратами? А людей, которые чувствуют упадок сил и концентрации после употребления переработанной пищи, или тех, кто начинает нервничать и чувствует раздражение, кого буквально трясёт после того, как он выпьет что-то с искусственным подсластителем? А тех, у кого появляется сыпь и прилив крови после того, как они поели что-то с очищенной белой мукой или углеводами?

Мне недавно написала озадаченная читательница с вопросом о странном феномене, который она наблюдала среди растущего числа здоровых молодых девушек, не страдающих диабетом. Они жаловались на чувство тревоги, головокружение и тошноту весь оставшийся день после того, как съели «слишком много сахара». Когда читательница пыталась уточнить, что значит «слишком много сахара», это оказывался шарик мороженого или банка содовой. И при этом девушки утверждали, что из-за «всего этого сахара» им нужно всю неделю проводить детокс. Детокс…из-за сахара?. Они стали настолько бояться сахара, что любая маленькая сладость разрушала весь их день. Что происходит? Неужели все эти люди сходят с ума из-за массовой истерии? Вы можете пролить свет на эту сахарофобию?

Есть название специально для таких негативных последствий для здоровья, связанных с рационом современного человека.

Это ноцебо, и оно гораздо более распространено, чем можно подумать.

Ноцебо

Ноцебо – это сводная сестра плацебо, эффекта хорошего самочувствия после еды/лекарств/действий, которые мы воспринимаем как полезные.

При ноцебо люди могут испытывать физические и психические симптомы болезни вплоть до паралича после того, как они съели то, что сами считают вредным (или опасаются, что оно может быть таковым). Причём симптомы могут быть как настоящими, так и экстраординарными. Эффект ноцебо стоит за большинством страхов перед невидимыми угрозами вокруг нас, особенно в продуктах, и объясняет, как люди могут искренне верить, что что-то ухудшает их самочувствие… даже если у их симптомов нет биологической основы. И даже зная, что для наших симптомов нет никого научного основания, всё равно сложно поверить, что наш разум может быть таким могущественным.

Психологи предупреждают, что доступная информация о здоровье и питании или просто чтение о страшных заболеваниях провоцирует эффект ноцебо. Подкармливают его и современный тренд давать превентивные рекомендации в отношении здоровья, когда нет однозначных доказательств опасности для здоровья человека. Страх немилосерден, и эффект ноцебо может иметь реальные и вредоносные последствия, и в медицинской литературе мы встречаем всё больше примеров этого.

Доктор Nicholas Christakis, доктор медицины, доктор философии, магистр здравоохранения, профессор медицинской социологии в Гарвардской медицинской школе, описал феномен, при котором у здоровых людей развивается тревога перед воспринимаемой угрозой; а затем пребывание в окружении других тревожных людей подкармливает их страх. Другими словами, страх заразителен. «Массовая истерия», также известная под названием «массовая психосоматическая реакция» или «массовая социогенетическая болезнь», — это эпидемия в виде физических симптомов без биологической основы, которые распространяются в группе людей (часто молодых девушек), которые разделяют общие представления о своих страхах и симптомах. Журнал Канадской медицинской ассоциации обращает наше внимание на распространённость подобных случаев. Помимо того, что они рушат жизнь и общество, они так же повышают нагрузку на скорую помощь и другие службы здравоохранения, которые вынуждены оказывать уход людям, страдающим от массовых психосоматических реакций.

Профилактическое движение, беспокойства о факторах риска и обилие информации и предупреждений в отношении здоровья не только изменили наше представление о том, что означает быть здоровым, но и превращают нас в нацию ипохондриков. Хотя мы обеспечены едой, здоровее и менее подвержены серьёзным болезням, чем когда-либо раньше, мы в то же время больше, чем раньше, беспокоимся о своём здоровье. Даже слабые боли и симптомы, которые являются частью нормального человеческого существования, могут быть  интерпретированы как признак болезни. Эффект ноцебо от одержимости здоровьем отражается на всех нас. Ипохондрики составляют порядка трети посетителей служб здравоохранения и навлекают расходы в 14 раз выше средних.

Как написал Jack Dini в Hawaiian Reporter на прошлой неделе, ноцебо означает «Я нанесу вред». В своей статье «Эффект ноцебо – думай о болезни, и заболеешь!», он приводит удивительный список примеров ноцебо. Вот некоторые из них:

  • В исследовании начала 1980-х 34 студентам колледжа было сказано, что через их головы пропустят заряд электрического тока; экспериментаторы предупредили, что опыт может вызвать головную боль. Хотя электрический ток вообще не использовался, более 2/3 студентов сказало, что испытывало головные боли.
  • Фторирование питьевой воды впервые было запущено в г. Гранд-Рапидс, Мичиган, в 1945 году. Представителям городских властей начали поступать звонки от жителей, обеспокоенных отслоением эмали зубов и сухостью в горле.  Одна женщина даже клялась, что у неё выпали зубы. Эти звонки стали поступать в начале января, сразу после публикаций о грядущем фторировании воды…и когда до непосредственно начала фторирования оставалось ещё несколько недель.
  • Спрей или страх? В одном исследовании дистиллированную воду разбрызгивали с самолёта по жилым районам. О том, что находится в спрее, не говорили, чтобы оценить общественную фобию химических веществ. Естественно, экспериментаторов вскоре завалили жалобами испуганных людей, которые клялись, что спрей вызывает выкидыши у коров, выпадение шерсти у собак и болезни у детей.
  • Жители одного парижского района жаловались, что из-за трёх установленных телефонных антенн их преследуют головные боли, кровь из носа и металлический привкус во рту. С этими жалобами была только одна проблема – антенны не были активированы.

Ноцебо и здоровое питание

Самой большой проблемой с ноцебо является то, что этот эффект используется против ничего не подозревающих потребителей. Эффект ноцебо знаком не только медикам и исследователям, но и рекламщикам. Именно ноцебо является причиной того, что страх стал настолько широко используемой политической и рекламной техникой, особенно когда дело доходит до еды и здоровья. Страх продаёт. Это природный человеческий феномен, который уже не одно десятилетие обеспечивает хлебом с маслом сторонников различных альтернативных диет и универсальных лекарств.

К сожалению, людям сложно отделить основанный на страхе маркетинг от науки и увидеть, как эффекты ноцебо и плацебо влияют на их убеждения в отношении здоровой или нездоровой еды. Укрепляемые ноцебо страхи вредят здоровью и благополучию людей, не дают насладиться едой и разрушают здоровые отношения с ней.

Хотя нет убедительного доказательства, что какая-либо еда действительно вредоносна (исключая, конечно, гнилую, заражённую бактериями еду и тяжёлые аллергии или редкие метаболические расстройства), с двух лет люди со страхом верят в то, что у них разовьётся рак или другая хроническая болезнь, они умрут, если будут есть «нездоровую» пищу или столкнутся с «химикатами».

Один из наиболее проблематичны и мощных примеров использования эффекта ноцебо – план питания для учеников начальной школы, который используется по всей стране, чтобы запугать их; он внушает, что индустриальные и животные продукты, жиры, сахара и обработанная пища отравит их и станет причиной рака, сердечной недостаточности и деменции, приведёт к ожирению, акне и девиантному поведению, а также лишит энергии и способности учиться.

Что может вас удивить, так это что не имеющие поддержки и использующие ноцебо/плацебо диетические постулаты (такие как метаболическое типирование, энзимное, здоровое, макробиотическое или интуитивное питание) отнюдь не новы. Они возникают в каждом поколении, это разные воплощения всё того же базового страха с новыми названиями. И каждое новое поколение не знает, что эти альтернативные концепции питания не имеют никакого научного основания и вновь и вновь не находят подтверждения в клинических исследованиях.

Общим у этих постулатов является вера в то, что хронические дегенеративные заболевания старения, такие как рак, диабет второго типа и сердечная недостаточность вызваны неправильной диетой или обработанной пищей и накоплением токсинов. И наоборот, хронические болезни можно предотвратить и достичь оптимального благополучия посредством естественной диеты, богатой антиоксидантами, «здоровыми» жирами, клетчаткой, цельными продуктами, изготовленными без добавления сахара, соли или консервантов, а также с помощью вымывания токсинов из организма посредством употребления большого количества воды или детоксикацией.

Ноцебо стоит и за верой в то, что каждый человек должен есть «соответственно с потребностями своего организма и тем, как он реагирует на еду». В то, что у каждого организма свои потребности в питании для поддержания оптимального здоровья, максимума энергии и психической ясности; в то, что он может контролировать желания съесть тот или иной продукт и поддерживать здоровый вес, усиливать иммунитет и замедлять процесс старения. Ограничительное питание, спровоцированное основанным на ноцебо эффекте избегании «нездоровой» еды, также является техникой снижения веса; и неудивительно, что интуитивное питание становится одним из основных маркетинговых инструментов при работе с людьми, озабоченными их весом.

Не забывайте, что эти постулаты не поддерживались научными исследованиями. Однако они правы в одном: нет «подходящего всем» стиля питания. Но это только потому, что тот или иной рацион не столь значим, как многие думают. Люди по всему миру придерживаются совершенно разных рационов без какой-либо устойчивой связи со здоровьем или продолжительностью жизни. Наиболее распространённой причиной нехватки питательных веществ является не «плохая» еда, а недостаток калорий и попытки ограничить себя.

Истоки верования в диеты и дегенеративные болезни уходят в как минимум в 1920-30е годы, когда несколько дантистов построили теорию о связи «современного» рациона более развитых стран с дегенеративными болезнями, которые редко встречаются в менее развитых районах мира. Подобные теории раз разом не проходят исследовательской проверки; обращается внимание на то, что фактически люди в более индустриализированных странах дольше живут и имеют другие наследственные признаки. Бедные люди в неразвитых странах живут недостаточно долго, чтобы у них появились дегенеративные болезни старения.

К 1950м годам убеждение, что есть необходимо в соответствии с индивидуальными особенностями автономной нервной системы, дало начало теории доктора Roger Williams об оптимальной диете в соответствии с «биохимической индивидуальностью» и метаболическим профилем. Другой дантист, доктор William D. Kelley, в 1960х годах стал родоначальником диеты по метаболическому типу. Его ассистент, William L. Wolcott, продолжил развивать метаболические типы в 1980х; в основе теории лежало утверждение о том, что каждый человек имеет уникальные диетические потребности в зависимости от типа метаболизма.

Посредством использования опросников и других суггестивных техник, людей заставляют задуматься, как та или иная еда заставляет их чувствовать себя, и верить, что организм сам направляет их вкусы. (Основываясь на ответах, выстраивался профиль «метаболического типа»; люди делились на белковый тип, углеводный или смешанный, им говорили, какой у них тип личности, что они хотят есть и чего должны избегать, а также какая еда для них лучше всего.) И конечно, та еда, которую «подсказывало» им тело, и являлась «здоровой», что основывалось на всё тех же страхах перед современным рационом, который якобы вызывает дегенеративные болезни и увеличение веса.

Один холистический консультант «интегративного питания» описывает, чему можно научиться, питаясь интуитивно и прислушиваясь к ощущениям своего тела. Основываясь на 60 пунктах опросника Wolcottа, например, углеводные типы описываются как имеющие «плохой аппетит, высокую толерантность к сладостям, личность типа А, имеющие зависимость от кофеина» и должны избегать богатых жирами продуктов (и с осторожностью использовать масла), тяжёлых белковых продуктов, кофеина, сахара и «еду, подавляющую активность щитовидной железы«. Им советуют есть цельнозерновые продукты, фрукты и овощи. В качестве источника белка они могут есть «экологические морепродукты, диетическое мясо индейки и курицы, яйца птиц свободного содержания, молочные продукты с низким содержанием жира (при отсутствии непереносимости), темпе, тофу и бобовые«. Для большей энергии и внимательности в течении дня она также предлагает пить больше воды. «Я не имею в виду чуть-чуть воды – я имею в виду много. 8 350-граммовых стаканов в день по меньшей мере», чтобы ваш организм был здоровее и лучше промывался«. И по её словам, нужно есть больше клетчатки, чтобы не было ощущения тяжести после неидеально обработанной еды.

Ноцебо и махинации со здоровьем

Эти ошибочные диетологические убеждения становятся ещё более опасными, когда превращаются в клинические рекомендации или руководство по профилактике, к которому обращаются службы здравоохранения. Или что ещё хуже, когда их используют при лечении.

Диета Келли стала частью курса лечения от рака, как говорится в этом отчёт Cancer Remedies в 1980. Келли признали виновным в том, что он занимался медициной без лицензии в 1970 году, и его стоматологическая лицензия  была приостановлена на пять лет в 1976 году, как говорит доктор Saul Green, доктор философии, бывший профессор биохимии в институте Sloane-Kettering Cancer и член совета национального консульства против махинаций в области здоровья. И всё же Келли продолжал продвигать свои методы через «Международный институт здоровья», где «сертифицированные специалисты в области метаболизма» оказывали услуги по предоставлению его опросников на метаболический тип и дальнейшие компьютеризованные инструкции по рациону и добавкам, детоксу и изменениям в образе жизни.

Рацион Келли был подхвачен в рационе для пациентов с раком Nicholas Gonzales, доктора медицины, которого не раз обвиняли в профессиональной некомпетентности и халатности. Согласно данным национального института рака, сторонники рациона Келли и Gonzales верили, что токсины из таких источников как обработанная еда и загрязнённая окружающая среда ответственны за возникновение рака. «Если эти токсины нейтрализовать и вывести из организма, как верят сторонники этой теории, рак как на ранней, так и на поздней стадии будет остановлен, и здоровье восстановится«.

Как объясняет доктор Грин, рацион Келли и Gonzales основывался на дискредитированной теории о том, что развитие рака связано с наличием эктопических (заблудших) эмбриональных клеток и отсутствием ферментов для переваривания. Келли изобрёл Malignancy Index, основанный на «классификации метаболизма как симпатической доминанты, парасимпатической доминанты или сбалансированного метаболизма», и предполагалось, что его лечение рака очистит организм от токсинов. Доктор Грин пишет о его рационе:

«Келли изначально предложил строгую вегетарианскую диету, но позже стал говорить, что рацион должен отвечать индивидуальным потребностям. Он разработал 10 разных рационов с 95 вариациями, от чисто вегетарианской до исключительно мясной. В диете не было обработанной еды, продуктов с высоким количеством пестицидов, молока, сои, арахиса, пищевым концентратам, белому сахару и белому рису. Дозволялись миндаль, злаки с низким содержанием белка и орехи, йогурт, «органические» овощи и фруктовые соки, салаты и цельнозерновые каши…

Рацион Келли/ Gonzalez не является чем-то уникальным, и в той или иной форме применяется в нутрициональных, энзимных, метаболических, холистических, макробиотических, нетоксичных и окислительных рационах. Сторонники этих диет также рекомендуют только «натуральную пищу», выращенную без пестицидов или химических удобрений, и приготовленную без добавления сахара, соли, искусственных красителей и консервантов. Кроме того, они рекомендуют витамины в больших дозах, минералы, а также железистые добавки и аминокислоты.»

Но как говорит доктор Грин, никто еще не обнаружил эти предполагаемые токсины в обработанной еде. Подобные убеждения не основаны на научных фактах, они появляются из страха невидимых и непонятных химических веществ. Нет и заслуживающего доверия доказательства, что их яд отравляет тело и ведёт к раку, или что панкреатическая недостаточность связана с раком, или что ферменты из животных или растительных источников могут заменить человеческие, или что ферменты поджелудочной железы ищут и убивают раковые клетки. Ни Келли, ни Gonzales не предоставили никаких доказательств, что их рацион более эффективен для лечения и профилактики рака, чем плацебо. Фактически, их заверения биологически недостоверны.

Мемориальный центр Sloan-Kettering Cancer предупреждает, что такие пищевые метаболические терапии, как метаболическое типирование Келли (основанное на заверениях, что «здоровая натуральная диета» из цельных продуктов, свежих фруктов и овощей, витаминов и с соблюдением практик детоксикации для вымывания токсинов из организма может помочь телу излечиться само по себе), не показывают эффективности или доказательности. Однако они могут вызвать угрожающие жизни осложнения, так как отбивают у людей желание обращаться за помощью к медицинским специалистам.

Национальный центр комплиментарной и альтернативной медицины  (NCCAM) в начале ноября 1999 года подверг лечение протеолитическими ферментами поджелудочной железы, предложенное доктором Gonzales, клиническому испытанию в центре Herbert Irving Comprehensive Cancer в Колумбийском университете Нью-Йорка. Поскольку большинство пациентов отказалось от рандомизации, в 2001 году исследование стало контролируемым наблюдательным исследованием, где участникам позволялось самим выбирать рацион. Результаты были опубликованы в журнале клинической онкологии; в них было сказано, что те, кто соблюдал ферментный рацион Гонсалеса, пережили серьёзное ухудшение по сравнению с теми, кто получал химиотерапию: длительность жизни сократилась на треть, а качество жизни ухудшилось. Более того, пациенты справлялись хуже, чем средний пациент с раком поджелудочной железы, согласно базе данных SEER. Вне зависимости от слабости этого исследования, суть в том, что это диетологическое вмешательство не смогло показать никаких преимуществ.

Недавно была опубликована серия нулевых исследований, которые не подтверждают (снова) многие популярные убеждения относительно здорового питания, якобы приводящего к естественному излечению тела и предотвращающего дегенеративные болезни старения. Поскольку СМИ проигнорировало их, в будущем об этом появятся новые посты.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

Любите читать научные статьи? Тогда вам в Библиотеку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *