Что врачи (иногда) говорят людям с ОРПП

Практически в каждом посте я напоминаю, что я – не врач, что я просто высказываю свое мнение (вариант – перевожу какую-то статью) и что если вы подозреваете у себя ОРПП, то нужно обратиться к специалистам. И я буду продолжать это говорить, потому что диагностика и лечение «по интернету» могут быть очень опасным.

Но в одном из недавних постов я писала, что к словам врачей нужно относиться достаточно критично, потому что иногда они могут дать вам (как человеку с ОРПП) плохой совет. Все то же самое относится и к другому медицинскому персоналу, а также к психологам и психотерапевтам. Почему же так происходит?

На мой взгляд, тому может быть несколько причин:

  1. Врач (медсестра, психолог и т.п.) не обладает нужными знаниями об ОРПП (знаком с темой лишь поверхностно, владеет устаревшей или неправильной информацией)
  2. Он/она точно так же принадлежит к нашему обществу и так же подвержен его пропаганде, идее «здорового питания» и т.п.
  3. Он/она тоже страдает каким-то ОРПП

Да, врачи могут вас не понимать, предложить вам что-то странное или даже оскорбить вас. Но одно дело, когда это происходит с обычными врачами, и совсем другое, если это специалисты по ОРПП. Сегодня я предлагаю вам небольшую подборку «профессиональных» советов (оригинал здесь — English, там гораздо больше). Ее цель – показать то, что должно мгновенно стать для вас «красным флагом» при выборе врача или медицинского учреждения. Ну и еще морально подготовить вас к тому, что хорошие и компетентные в вопросах ОРПП врачи будут попадаться довольно редко 🙁

Из-за ОРПП у меня была тяжелая анемия, и я до последнего откладывала поход в больницу. Когда же я туда попала, дежурный врач подтвердил, что мне нужна пересадка крови, но, как он сказал, я ее не заслуживаю, потому что я сама вызвала свою проблему из-за моего ОРПП, и что доноры сдают кровь не для таких, как я.

Когда я был в ОРПП-клинике, одна из медсестер сказала мне: «Ты же парень, а у парней не бывает ОРПП. Пойди уже домой и просто тренируйся после того, как поешь – освободи это место для девушек, которым оно действительно нужно». В то время я весил совсем мало и вызывал рвоту несколько раз в день.

После того, как медсестра из кардиологии записала, что у меня анорексия, обнаружила аритмию и т.п.: «Вот вы наверняка не набрали 10кг после свадьбы, правда? Вы знаете, как контролировать свой вес!» Крайне глупая фраза в адрес человека с анорексией.

Я, наконец, призналась своему терапевту, что вот уже 12 лет страдаю анорексией. Он засмеялся и сказал: «Я не видел никого с анорексией в вашем возрасте (27 лет). Что случилось? Вас не пригласили потанцевать на выпускном?». Я разозлилась, но заставила себя улыбнуться и ответить: «Почему вы спрашиваете? Что, вы собираетесь пригласить меня?». После этого я перестала ходить к этому врачу.

Врач сказал моим родителям, что у моей сестры не может быть анорексии, потому что она ест хлеб с арахисовым маслом (раз в день), а арахисовое масло, как известно, способствует жироотложению.

После 10 лет булимии я решила рассказать своему врачу, что я вызываю рвоту после любого приема пищи. Он сказал: «10% женщин делают это – тут не о чем беспокоиться!».

Во время моего прошлого (неудачного) лечения в больнице врач был зол на меня — я сказала, что, по моим ощущениям, я не получаю от него никакой реальной помощи. Он ответил: «Моя работа – выписывать вам лекарства, вот и все».

Врач, к которой я ходила 3 месяца, сказала мне, что моя депрессия – одна из самых сильных, которые ей пришлось видеть, и что у меня очень низкая самооценка. В тот же самый день, чуть позже, она сказала мне, что мне нужно следить за своей внешностью (неокрашенные корни волос, отросшая челка, тот же самый свитер, что и в прошлый раз и т.п.) и что ни один другой доктор не потерпел бы такого пациента так же долго, как она.

После 18 лет булимии я попала в психиатрическую больницу. Я сказала медсестре, задававшей мне вопросы, что боюсь остеопороза. Она ответила: «Ничего страшного, просто пей молоко».

Я была в ОРПП клинике и чувствовала сильный озноб. На мне было 3 слоя одежды. Мое давление было очень низким, и медсестра заставила меня ходить туда и обратно по коридору, чтобы согреться. В тот день я ничего не ела и потеряла сознание из-за этой ходьбы.

Это было сказано моей маме, после того как доктор меня осмотрел (точнее, только мой рот, ни рентгена, ни анализов, ничего такого) – «Ну что ж, она не успела слишком сильно навредить себе».

Я в ремиссии, но в последнее время я стала чувствовать боль в груди. Я позвонила в клинику, спросила, стоит ли мне срочно приехать, и рассказала о том, что у меня была анорексия. «Да, но какое отношение это имеет к боли в груди?» — ответил дежурный врач.

«Если я скажу, что вы выглядите плохо, это поможет? Ведь людям очень важно то, как они выглядят». Когда врачи поймут, что анорексия – это НЕ желание хорошо выглядеть?

Я пришла к доктору абсолютно больной и с очень низким весом. Я едва могла стоять. Он посмотрел на меня и сказал: «Ну, думаю, от нескольких пропущенных приемов пищи с вами ничего плохого не случится».

Наконец-то мне удалось получить помощь психиатра, и после короткого интервью он сказал мне, что, я вряд ли выздоровею и болезнь, скорее всего, убьет меня. Я ушла, чувствуя себя гораздо хуже, чем раньше.

Медсестра пыталась приободрить меня и рассказала, что, когда она была моложе, у нее также было ОРПП, но весила она гораздо меньше, чем я.

После значительной потери веса в результате отката моя страховая компания проинформировала меня, что они не будут оплачивать услуги доктора, поскольку «снижение веса не является болезнью».

После того, как доктор измерил мой пульс: «Ого, многие бегуны отдали бы все за такой пульс!».

«На самом деле, у вас нет ОРПП, вам просто не хватает контроля». В это время я вызывала рвоту 3 – 5 раз в день, но, очевидно, это был просто недостаток контроля.

Когда я сказала своему терапевту, что ОРПП-специалист считает необходимым госпитализировать меня: «Это звучит как-то уж слишком драматично».

Я сделала все, что можно, чтобы организовать эту консультацию и наконец-то попросить о помощи. Врач посмотрел на меня и сказал: «Вы же медсестра. Вы должны знать, к чему это приводит!».

Человек, ответивший на мой звонок в ОРПП-клинику: «Вы не слишком взрослые для этого заболевания?».

У меня 15 лет была булимия, но доктор клиники, куда я прибыла из-за обезвоживания, посмотрел на календарь моего цикла. После этого он сказал, что у меня нет булимии, поскольку мои менструации регулярны. Лучше бы он объяснил мне, зачем мне в таком случае нужны три капельницы и что именно вызвало мое обезвоживание.

И психиатр, и психотерапевт сказали мне, что мое ОРПП – это тяжелый грех и что, если я не прекращу это немедленно и не стану слушаться Бога, я попаду в ад. Из-за этого психотерапевта я чувствовала себя виноватой и ничего не стоящей, и моя болезнь прогрессировала.

Я была очень худой, и мой вес был значительно ниже нормы. Я была во многих больницах. В одной из них я лежала, обвешанная трубками и капельницами, с низким давлением и пульсом, когда ко мне зашел практикант. Он спросил про историю моей болезни и сказал: «У вас самая худшая анорексия, которую я когда-либо видел. Вы как скелет. Вам повезло, что вы можете поддерживать такой низкий вес!». Я сразу же выписалась из этой больницы.

Берегите себя!

Встретилось непонятное слово? Термины и сокращения здесь.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *